Александр Добровинский внаглую уклоняется от налогов и алиментов

«МК»
Крохобор Александр Добровинский подражает благородному герою Конан Дойла. Фото globallookpress.com, moment-istini.com

В центре серьезного скандала рискует оказаться адвокат Александр Добровинский. Человек, способный из любого судебного процесса сделать прибыльное шоу и «прославившийся» своим безграничным цинизмом (его суд с собственной 10-летней дочерью прогремел на всю страну), похоже, слишком вошел в свой образ. Добровинский настолько сильно заигрался, что в дураках могут остаться не только его оппоненты, но и государство — звездный адвокат представил в разные суды различные документы о своих доходах (или их отсутствии). И многое в этих бумагах режет глаз. На этот раз ляпы настолько серьезные, что у правоохранителей и надзорных налоговых органов появился повод для тщательной проверки Добровинского.

Кто-то считает этого одиозного адвоката гением, неподражаемым шоуменом, иконой стиля и чуть ли не двойником Шерлока Холмса. Кто-то, наоборот, ассоциирует Добровинского с Остапом Бендером и его последователями разных мастей. И судя по тому, что мы выяснили, изучив его последние дела, кое-что у героя Ильфа и Петрова Александр Андреевич все-таки позаимствовал. Самый, пожалуй, яркий, но далеко не безупречный трюк этого «великого комбинатора» — манипуляции с доходами. Лежит он не на поверхности, но и зарыт, как оказалось, не так глубоко. Разглядеть существенные проколы в незамысловатых схемах адвоката нам удалось, сравнив документы из разных судов по совершенно разным процессам, в которых так или иначе замешан Александр Добровинский.


Процесс первый. Судный отец

Как сообщила бывшая близкая подруга Александра Добровинского и мать его дочери Любовь Богуславская (внучка замминистра СССР и дочь известного ученого, занимается рекламным бизнесом), она познакомилась со звездным адвокатом около 15 лет назад. У женщины была своя фирма, и в какой-то момент ей потребовалась юридическая помощь. Бизнес-леди посоветовали обратиться к Александру Добровинскому. Вскоре у него закрутился роман с клиенткой, у них родилась дочь Полина. Возлюбленные продали рекламную фирму женщины и поделили существенную сумму между собой. Из этих денег пара решила купить квартиру в элитном доме на западе Москвы. Пятикомнатные апартаменты со временем были подарены и переписаны на девочку. Однако под хитроумным предлогом Добровинский сохранил за собой 1/10 долю жилплощади. Богуславская этому не противилась, ведь это было якобы в благих целях — чтобы известная фамилия отца в документах служила оберегом от черных риелторов и прочих мошенников.

— Кто же тогда знал, что защищаться нам придется от самого папаши, — сетует в разговоре с нами Любовь. — Наши отношения прекратились, но мы не конфликтовали. Александр просто пропал и не появлялся года три. Я уже почти и забыла про него, ан нет!

В марте 2018 года в Никулинский суд поступил иск от Александра Добровинского к его собственной дочери Полине (девочке на тот момент было 9 лет) и ее матери Любови о вселении в квартиру, нечинении препятствий в пользовании и выделении отдельной комнаты. Звездного адвоката представляли сразу несколько защитников, а на последнее заседание он и сам сподобился прийти, где толкнул очень эмоциональную речь. Но Добровинскому не помогли ни куча юристов, ни собственное красноречие — в июне прошлого года суд отказал ему в его иске в полном объеме.

В качестве ответного хода Александр Андреевич направил на имя дочери и ее матери извещение о том, что готов продать им свою долю, да еще и за $420 тыс! В противном случае адвокат пригрозил продажей его доли третьим лицам. После такого пассажа женщина решила сама выступить истцом и потребовать у Фемиды лишить Добровинского права на собственность в обмен на денежную компенсацию. Обе стороны представили свои оценочные экспертизы, суммы в которых в разы были меньше заявленных папочкой 420 тысяч долларов. Суд вновь встал на сторону ребенка и матери. Фемида постановила заплатить Александру Добровинскому еще меньше — около 4 миллионов рублей, а папу-сутяжника лишить права собственности на его долю. Широких жестов от Александра Андреевича не последовало — мать Полины залезла в долги и выплатила компенсацию, которую тот взял без зазрения совести. После всего этого в конце 2018 года Любовь обратилась с иском о взыскании с отца ребенка алиментов в размере 25% от его доходов. Разумеется, Добровинский предпринял достойный его ответный ход.

«Принес судье фотографии в шортиках и с голым торсом»

Например, в ТСЖ от адвоката поступило заявление о том, что он несколько лет оплачивал «коммуналку» полностью за всю квартиру, хотя имел в собственности незначительную долю. Адвокат попросил сделать перерасчет (вернуть ему более миллиона «переплаченных» рублей за 4 года), что автоматически должно было ударить по карману мамы Полины.

А в суде он яростно бился, чтобы снизить ставку по алиментам на одного ребенка, мотивируя это тем, что дочери нужна всего лишь небольшая «твердая» сумма, а не установленный законом процент от его многомиллионных доходов. Согласно справкам 2-НДФЛ, выданных в разное время Добровинскому работодателем — адвокатской конторой его имени в лице самого Добровинского, его доходы по заработной плате составили за неполный 2018 год более 100 миллионов. А кроме того, доходы по гражданско-правовым договорам — более 115 миллионов рублей. Но как только был подан иск о взыскании с него алиментов, доходы адвоката… испарились! Расходы у адвоката оказались тоже совсем немалые — в суд Добровинский даже представлял чеки за картриджи для принтеров в его конторе (за год почти 2 миллиона рублей).

— Все эти суды были похожи на шоу, клоунаду. Даже мне, человеку, который знает Добровинского 15 лет, было противно от его выкрутасов, — рассказывала Любовь. — Чего только стоит то, что он принес в суд документы от своего 99-летнего отца Андрея Айвазьянца — инвалида ВОВ, пенсионера по старости, которого Добровинский хотел привлечь к участию в процессе! В заявлении его отец указал, что сын тратит свои деньги на его содержание. А когда рассматривался вопрос об общении Александра с дочерью, то адвокат принес судье свои фотографии в лосинах и шортиках с голым торсом. То он позировал у памятников, то карабкался по скалам. Все это, видимо, должно было произвести впечатление на судью и характеризовать его как хорошего папу.

Еще один трюк Добровинский провернул уже с собственной дочерью. Как вспоминает Любовь, адвокат за несколько дней до заседания связался с доверчивым ребенком: мол, выбирай любой подарок. Девочка загорелась и рассказала ему о том, что любит модные куклы Lol. На следующий день Александр приехал к ребенку в школу с целой коробкой таких игрушек и осчастливил малышку. Как выяснилось позже, аттракцион неслыханной щедрости и фотосессия с ребенком были устроены неспроста — вскоре на заседании на столе у судьи оказались фотографии счастливой дочери с куклами и благодетелем-папой… вместе с чеком за эти самые игрушки!

Примерно по такой же схеме Добровинский пытался провернуть другую многоходовочку.

Со слов Любови, адвокат звонил ей и просил, чтобы она забрала у приставов исполнительный лист о взыскании с него алиментов для того, чтобы ему беспрепятственно продать картины Малевича и Дейнеки, не лишившись 25% со сделки. Не получив согласия, он сам изъявил желание подкрепить свои намерения делом и впервые за много лет частично оплатил дочери отдых — снял номер в отеле в Куршевеле. Это было почти сразу после того, как Александр Андреевич получил компенсацию за свою долю в квартире — и, по всей видимости, банкет был на деньги, которые ему только-только выложила Любовь. Женщина от внимания Добровинского к дочери не открещивалась, но и исполнительный лист не забрала.

 

«Роллс-Ройс» — щедрый подарок другу. Но когда пришла пора отчитываться за него, Добровинский заверил всех, что это пиар-ход

— Как только он понял, что этот ход с отелем не принес ожидаемого результата, все его щедрые подношения прекратились. А вот сообщения с вопросами типа «понравился ли отель?» Александр шлет Полине чуть ли не каждый день. Но кроме всех этих выходок Добровинский нанес мне еще один удар в спину. Дело в том, что у меня от первого брака есть старший сын. Когда мы с Александром встречались, он даже дочери давал деньги с наказом ни копейки на него не тратить. Мальчика не воспринимал никак. А когда у нас случились все эти суды, то Добровинский о нем вспомнил. Как назло, в тот момент у меня с сыном случился конфликт — и Александр, умеющий легко втираться в доверие, настроил его против меня, и мой павлик морозов, представьте себе, даже подавал ко мне иск, — вспоминает Любовь.

По словам собеседницы, у ее сына были типичные для подросткового возраста проблемы, а после совершеннолетия мать пыталась направить чадо в правильное русло — приобщить к труду, сформировать круг правильных интересов. Но юноша взбунтовался и съехал к бабушке. Там его и отыскал Добровинский. Женщина считает, что после общения с адвокатом ее сын странно стал себя вести, совершать нетипичные для него поступки. Кроме того, его видели в компании человека, похожего на Добровинского, в МФЦ, где они интересовались квартирой бабушки — мамы Любови.

Комментирует адвокат Любови Богуславской Виктория Крылова:

— Сына Любы знала еще ребенком. Я в курсе, сколько матерью вложено в ребенка любви и заботы. Была откровенно поражена его участием в делах против матери. Но суды рассматривали дела строго по закону, долго и тщательно разбираясь в деталях. Так, иск о вселении Добровинского был необоснованным. Суд пришел к выводу, что он не нуждается в жилье, в квартире ранее не жил и порядок пользования не сложился, комнаты, соответствующей его доле, в квартире нет — и при выделении комнаты будут ущемлены права ребенка-собственника.


«Тяжелый люкс» пенсионера Добровинского

Звездный адвокат проиграл дело об алиментах — Фемида обязала его выплачивать четверть доходов 11-летней дочери. Сразу после этого, в январе 2019 года, Александр Добровинский выбрал для себя роль бедного пенсионера. Во всяком случае, на бумаге — сумма, отчисляемая дочери, колеблется в пределах пары тысяч (четверть его пенсии порядка 8 тысяч рублей). Кроме этого пару раз поступали отчисления — по нескольку тысяч рублей — от преподавательской деятельности Александра Андреевича, но, судя по размерам последних выплат, он перестал и преподавать. Неужели все ради того, чтобы не платить алименты своему ребенку? Наверное, по тем же соображениям Добровинский перестал даже оплачивать коммунальные расходы за квартиру, где еще до решения суда продолжал оставаться собственником, не говоря уже об элементарных расходах отца на своего малолетнего ребенка.

— При этом возникает явный диссонанс. Я имею в виду то, с каким размахом и на какую широкую ногу живет Александр. Если в суде он оспаривал необходимость няни для Полины, то, по моей информации, у него до сих пор в отдельной комнате и под присмотром специально приставленной гувернантки живет его собачка, — рассуждает Любовь. — Все его соцсети напоказ демонстрируют роскошную жизнь, в собственности дача «с историей» во Внукове (дом ранее принадлежал звездам советского кино Любови Орловой и Григорию Александрову), квартира на Арбате, дом в Таиланде, целый парк премиальных авто, по счетам постоянно курсируют миллионы долларов!

Справедливости ради следует отметить, что имущество (недвижимость и множество машин, среди которых «Роллс-Ройс», «Астон Мартин», «Порше 911», «Ягуар» и другие) было на некоторое время арестовано (но буквально несколько дней назад арест был почему-то снят). Яркий штрих к портрету героя нашей публикации Александра Добровинского — это история с одним из автомобилей. Весной этого года в СМИ появилась информация о том, что звездный адвокат сделал очень щедрый подарок на день рождения своему другу и коллеге Владимиру Бершадеру, который проработал в его конторе около 20 лет. В сообщениях и на личной странице Александра Добровинского в соцсети написано, что прямо к ресторану, где проходило празднование, подогнали Rolls-Royce Gost Long, ключи от которого были вручены имениннику.

— Естественно, мы сразу же сообщили об этом приставам — и те связались с Добровинским, а также направили запросы в налоговую, ПФР, банки. Сам Александр пояснил, что никаких транспортных средств не приобретал, а вся эта история — пиар-ход для журналистов. Но потом выяснилось, что каким-то образом между очередным снятием и наложением ареста этот «Роллс-Ройс» оказался зарегистрирован на него, — прокомментировала Любовь.

Мать ребенка Добровинского, буквально выбивающая с папаши алименты на ребенка, раскладывает передо мной интересный пасьянс — банковские листы с указанием многомиллионных операций по счетам Добровинского. «Вот, например, сотрудник банка ему каждый месяц кладет энную сумму на счет, ведь не барское это дело, вот переводы от Бершадера и его жены Ирэны из Бельгии».

— Разве это не доходы? — изучив документы, интересуюсь у Любови.

— Это такая немудреная комбинация. На запросы приставов он пишет объяснения, что он берет деньги взаймы. А те ему верят на слово. Мы просим приставов запросить данные о доходах в налоговой. Вот ответ из 4-й налоговой (показывает письмо на трех листах), которая отказывает приставам в получении информации о реальных доходах алиментщика Добровинского.

— Странно…

— А что странного? Сначала Добровинский представлял справку 2-НДФЛ, где его доход колеблется в пределах 10 миллионов в месяц. Когда суд встал на сторону матери и ребенка и вынес решение, обязывающее звездного адвоката платить алименты, его доходы исчезли. Он стал представлять отчеты только по пенсии, где доход около восьми тысяч, из которых две он платит Полине. Пускает пыль в глаза, что пенсия — это его единственный источник дохода. А как у нас принято, раз копейку платит — значит, добросовестный алиментщик. Может, налоговым органам стоит повнимательней приглядеться к «художествам» Добровинского, выдающего самому себе справки о доходах и расходах как ему будет угодно? Ведь совершенно очевидно, чтобы минимизировать алименты, адвокат сам себе от лица своей же конторы и в своем же лице может «рисовать» любые расходы и заявлять налоговые вычеты. Вот и выходит: доходы минус НДФЛ, а потом еще и минус сумма вычетов, в итоге доходы Добровинского стремятся к нулю.

(Любовь показывает две справки 2-НДФЛ Александра Добровинского за 2018 год.)

— Это я уже считаю верхом наглости. Кульминацией ситуации, при которой налоговики должны громко аплодировать гению Добровинского, является то, что в итоге всех расходов и вычетов адвоката он, оказывается, еще переплатил НДФЛ на 1,5 миллиона! Мне нет дела до этих денег, фискалы и адвокат между собой разберутся, но… в таком случае возникает доход 1,5 миллиона рублей. А с ним и должок по алиментам, который никем не был учтен. Ведь сумма дохода папаши была уменьшена на сумму налога, а раз этот налог — излишек, то будьте любезны, адвокат, заплатите алименты. И еще одна ремарка. Действительно, зачем теперь Добровинскому нужны многомиллионные доходы, с которых удерживаются алименты? Доходы же можно теперь получать и по другим основаниям, например займы, с которых, как знает любой, необязательно гениальный, юрист, алименты не удерживаются.

[eg.ru, 16.07.2018, «Адвокат Киркорова потребовал у малолетней дочери 420 тысяч долларов»: Знаменитый адвокат Александр Добровинский, представлявший интересы Филиппа Киркорова, Анастасии Волочковой и многих других медийных персон, в силу своей профессии не раз разбирал чужие семейные скандалы. Но в собственной жизни возможность таких конфликтов всегда отрицал. Он уверял, что у него с родными царят взаимные любовь и согласие. И вдруг как гром среди ясного неба — на интернет-портале Life.ru и еще в ряде сетевых СМИ появилась информация о его судебных разбирательствах со своей несовершеннолетней дочерью. Причем, как утверждалось, это была дочь вовсе не от его жены Марины, с которой он прожил много лет, а совсем от другой женщины.

— Думаю, желтая пресса знает мою жизнь лучше, чем я сам, — заявил нам в ответ на просьбу о комментариях Александр Андреевич. — Поэтому все вопросы нужно адресовать к ней. Ни объяснять, ни оправдываться перед желтой прессой не вижу никакого смысла. […]Ради получения решения о вселении Добровинский даже отказался от жены Марины, которую в течение 20 лет называл единственной любимой. Утверждал в суде, что она ему не жена, а просто друг. А его представители заявили, что Марина была «женщиной для выходов в свет» — чем-то типа «бороды». Это просто редкий цинизм — ради квартиры предать свою семью, все свои так усердно афишируемые ранее ценности — врезка К.ру]

Процесс второй. А был ли заем?

Андрей Караулов

Теперь коснемся другого громкого процесса — раздела имущества не менее звездного журналиста Андрея Караулова и его жены Юлии. Де-юре адвокат Александр Добровинский выступает в непривычном для себя амплуа — третьим лицом по одному из исков Караулова.

Защищают Караулова знакомые Добровинского (во всяком случае, в соцсетях они позируют в обнимку). В рамках этого разбирательства Андрей Караулов заявлял иск к своей супруге с требованием возместить часть долга. Дескать, телеведущий, у которого официальный доход был, видимо, не очень солидным, некогда взял взаймы у Александра Добровинского ни много ни мало 100 миллионов рублей, должок не вернул — и по долгу за 3 месяца накопились штрафы в размере 96 миллионов. Заметьте: сумма сопоставима с самим долгом. Журналист, согласно расписке Добровинского, 96 миллионов уже вроде вернул адвокату. Небольшая ремарка: суд иск журналиста к жене не принял, но это не значит, что Караулов не может обратиться к Фемиде повторно. По закону долги, как и имущество, делятся между супругами поровну, и если суд встанет на сторону истца, то супруга не то что останется без своей законной половины, но и будет еще должна бывшему мужу по якобы полученному им когда-то займу.

Как удалось выяснить «МК», к иску супруга-заемщика Караулова прилагалось решение одного подмосковного суда от 08.05.2018 года о взыскании с Караулова денег (в сумме 196 миллионов рублей, из которых 100 — заем и 96 — штраф) в пользу Добровинского, расписка адвоката о получении части этой суммы — 96 миллионов рублей (от 10.10.2018) и даже расчет суммы исковых требований к супруге (от 25.10.2018), по которому половину долга журналиста теперь должна бывшая жена Караулова Юлия. То есть 48 миллионов самому Караулову, как 50% от уже уплаченной им суммы, и 50 миллионов Добровинскому.

Как мы можем убедиться, адвокат Добровинский очень любит займы. По бумагам беспрестанно многомиллионные займы дает всем подряд, даже тем, у кого таких доходов отродясь не бывало. Сам займы берет под доходы, которых у него теперь вроде как и нет. И все займы сплошь беспроцентные! А на самом деле, это надо понимать, чтоб доходы у адвоката не возникали, а то с них налоги и алименты надо будет платить. При этом у него в арсенале есть такой инструмент, как штраф. Ничего себе штрафец 1% в день, или 365% годовых. Тут напрашивается резонный вопрос: какой заемщик, будучи в трезвом уме и здравой памяти, подпишется под таким кабальным условием? То-то и оно. А вот журналист Караулов подписался. Да под чем только не подпишешься ради бывшей супруги! Но вернемся к щедрому и бескорыстному займодавцу Добровинскому, грамотно превращающему доходы в займы, не облагаемые ни налогами, ни алиментами. Всем известно, закон — что дышло, но не до такой же степени, когда над ним глумятся, выворачивая наизнанку.

На что рассчитывает адвокат? На безалаберность госорганов и инфантильность их служащих? Или, может быть, на свои связи среди высокопоставленных покровителей?

В шахматах такое положение называется цугцванг. Это безвыходная ситуация, когда любой ход приводит к потерям. При этом в данном случае не важно — материальным или репутационным. По всей видимости, Добровинский настолько вошел в образ «великого комбинатора», что его игра больше похожа на похождения литературного героя в деревне Васюки. Там тоже сначала произвел фурор Остап Бендер и его «Международный шахматный конгресс», а когда дошло до дела, аферисту пришлось уносить ноги. Но Москва — это не Васюки, здесь догонят.

Так или иначе, очень сложно представить, как будет выпутываться из цугцванга суперадвокат. Ведь Добровинскому может светить как минимум сокрытие доходов и, как следствие, уход от уплаты налогов и алиментов. Совершенно несопоставимо становиться бедным пенсионером из-за алиментов для своего ребенка.

Вот как комментируют эту ситуацию процессуальные оппоненты журналиста Андрея Караулова.

Комментарий Юлии Мареевой, бывшей жены:

— После того как я оказалась на улице — без документов, личных вещей, без средств к существованию, я была вынуждена обращаться с заявлениями в полицию, чтобы забрать у Караулова удерживаемое им имущество, являющееся нашим имуществом. А уже потом я подала в суд иски об оспаривании брачного договора и договоров дарения.

В период брака ни о каких займах, тем более на такие космические суммы, речи быть не могло. От сдачи в аренду множества квартир Караулов получал неплохой доход, да и каждый из нас хорошо зарабатывал. Он в принципе никогда не брал деньги в долг, так же, как и сам никому не занимал деньги. А господин Добровинский появился в жизни Караулова только после начала судебных процессов. До этого я никогда не слышала об их знакомстве и тем более о каких-то финансовых отношениях.

Комментарий адвоката Ольги Нянькиной, представителя Юлии Мареевой:

— Андрей Караулов и его представители несколько раз заявляли в Тверском суде Москвы, а затем и в Мосгорсуде встречный иск к Юлии, но в каждом случае судьи находили их несостоятельными с процессуальной точки зрения. Нам стало известно о том, что Андрей Караулов с Александром Добровинским без шума «просудились» в Наро-Фоминском суде, чтобы затем использовать это решение в процессе о разделе имущества супругов и взыскать якобы «семейные долги» с бывшей супруги — и тем самым в итоге уменьшить или свести к нулю всю ее долю в имуществе. Но, видимо, магия звездного адвоката настолько застила мозги нашего процессуального оппонента, что он поверил в реальную возможность раздела этого «мифического долга». А теперь Андрей Караулов должен Александру Добровинскому 196 млн, из которых 96 млн — штраф, который в суде полностью признал ответчик в лице представителя Андрея Караулова (он же — адвокат из коллегии Добровинского по фамилии Геворгиз). Надо ли говорить, что суд в случае такого признания не выясняет и не устанавливает никаких фактических обстоятельств займа, ограничившись этим «чистосердечным» признанием ответчиком Карауловым иска и долга. Хотя в действительности все это похоже на сговор истца и ответчика в целях использования этого сомнительного судебного акта в другом деле о разделе имущества против супруги.

А встречный иск так и не принят и с учетом сложившейся практики имеет туманные перспективы, даже будучи заявленным самостоятельно. Ведь супруга о так называемом займе ничего не знала, согласия на заем не давала, доказательств реальности передачи денег нет.

Этими документами адвокат сам загнал себя в ловушку

От редакции. Журналистское расследование совершенно очевидно показывает, что эта в кавычках хитроумная адвокатская схема с сомнительными займами денег различным чужим людям, использованная Добровинским уже не единожды (редакция располагает данными подобных займов и по другим делам зазвездившегося и заигравшегося с правосудием адвоката), очевидна и лежит на поверхности глобальной аферы. Странно, что клиенты Добровинского не готовы понять, что по формально-фиктивному займу, призванному достичь некую «высокую» цель, в действительности клиенты попадают в ловко расставленные адвокатом сети, где они уже оказываются должны не мифические, а вполне реальные деньги своему «благодетелю». И не по какой-то наспех состряпанной бумажке-расписке, а по настоящему, вступившему в законную силу решению суда.

Просим считать данную статью официальным обращением в Генеральную прокуратуру РФ, Федеральную налоговую службу РФ, Управление Федеральной службы судебных приставов.

Лев Сперанский

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *