Бежавший в Лондон Борис Минц обвинил Задорнова и Соколова в краже $1 млрд

. Фото «ТАСС»

Фигурант «кремлевского списка» США и создатель «московского банковского кольца»,  бенефициар O1 Group Борис Минц представил Высокому суду Лондона свою позицию по иску банков «Траст» и «Открытие». Минц утверждает, что руководство ЦБ — первый зампред Дмитрий Тулин и зампред Василий Поздышев, — а также руководители банков «Открытие» и «Траст» Михаил Задорнов и Александр Соколов развернули против него «кампанию» с целью «нанести ущерб». Банки под их контролем нарушили ряд обязательств, из-за чего, утверждает Минц, он потерял «по консервативной оценке от $650 млн до $950 млн», цитирует документ РБК. 

«Открытие» и «Траст» (оба принадлежат ЦБ) требуют в лондонском суде от семьи Минц более $700 млн. Ответчиками по иску выступают Борис Минц и его сыновья  — Дмитрий, Александр и Игорь. По этому разбирательству в июле суд заблокировал активы семьи Минц на $572 млн.

В чем обвиняют Минца «Траст» и «Открытие» подозревают О1 Group в мошеннических сделках в августе 2017 года в преддверии санации банка «Открытие» и Рост-банка (сейчас присоединен к «Трасту»). Оба банка приобрели облигации O1 Group на 57 млрд рублей. На эти средства группа расплатилась по кредитам перед «Открытием» (на $500 млн) и Рост-банком (на $350 млн). По займам были заложены акции O1 Properties (владела 15-ю бизнес-центрами класса А в Москве), которые держали кипрские компании O1 Group (Nori и Centimila) и Coniston (Британские Виргинские острова) Александра Несиса.

Расплатившись по кредитам с погашением в 2017–2020 годах, O1 Group высвободила залоги, а банки получили облигации с погашением в 2032 году без выплаты купона. Согласно записям телефонных разговоров, которые суду предоставили истцы, сами сотрудники банков называли эти бонды словами «фуфло» и «мусор», писало агентство «Руспрес». В иске утверждается, что ответчикам было известно о финансовых трудностях банков, которые вскоре попали на санацию.

Борис Минц заявил суду, что не был предметно вовлечен в переговоры между O1 Group, «Открытием» и Рост-банком перед сделкой, и также не знал об ее условиях. Минц сообщил, что 25 июля 2017 года встретился с тогдашним владельцем «Открытия», другом главы Центробанка Эдьвиры Набиуллиной Вадимом Беляевым во Франции. Беляев сам попросил о встрече, чтобы узнать, сможет ли O1 Group помочь «Открытию» справиться с временными трудностями, говорится в документе. Встреча продлилась час, и по ее завершению «стороны пришли к пониманию, что O1 Group поможет «Открытию», но только на коммерчески выгодных для нее условиях». Конкретные условия Беляев и Минц не обсуждали, заявляет ответчик.

 

«Сильная личная неприязнь»

 

В документе утверждается, что после того как в «Открытии» и Бинбанке (к настоящему времени объединен с «Открытием») были введены временные администрации, ряд лиц в этих администрациях «развернули кампанию против» O1 Group и семьи Минц «с целью навредить» Борису Минцу.

Минц считает, что участниками кампании были:

— Анна Орленко — бывший директор департамента банковского надзора ЦБ и экс-замруководителя временной администрации «Открытия»;

 

— Михаил Задорнов  — бывший глава ВТБ24, который возглавил «Открытие» с 1 января 2018 года (о его назначении объявили 14 сентября 2017 года);

 

— Александр Соколов — предправления банка «Траст», экс-член правления ВТБ24. Основная задача «Траста» — возврат средств ЦБ от проблемных активов банков, попавших под санацию;

 

— Василий Поздышев — зампред ЦБ, курирующий работу Фонда консолидации банковского сектора; — Дмитрий Тулин  — первый зампред ЦБ, который курирует банковское регулирование.

Кампания была спровоцирована отчасти той критикой, которую Борис Минц высказывал в адрес Центробанка, утверждается в ответе на иски «Открытия» и «Траста». В качестве примера приводится «критика», озвученная как публично, так и на встрече с представителями Центробанка осенью 2015 года (конкретные детали не приводятся). Это настроило против него отдельных лиц в ЦБ, уверен Минц.

Кампания также была вызвана «сильной личной неприязнью» со стороны Задорнова, утверждает Минц. «Неприязнь», как утверждается в документе, возникла, когда Минц критиковал Задорнова «в присутствии его тогдашнего руководства в ВТБ». Это происходило в середине 2017 года, когда O1 Group и ВТБ «вели переговоры о потенциальном слиянии пенсионного фонда «Будущее» (входил в O1 Group) и пенсионного фонда ВТБ, который находился под руководством Задорнова».

После получения контроля над «Открытием» и Бинбанком Задорнов и «конкретные личности» из ЦБ получили возможность «атаковать» O1 Group, семью Минца и конкретно Бориса Минца через эти банки, утверждается в документе. Речь идет о трех претензиях: «злоупотреблении судебными разбирательствами», «незаконных отказах в исполнении обязательных выкупов акций у структур O1 Group» и «неправомерном вмешательстве в коммерческие отношения O1 Group и третьих сторон», следует из разъяснений Минца.

 В чем Минц обвиняет «Открытие» и «Траст»

 

В июне 2018 года действия «Траста» и «Открытия» привели к тому, что O1 Group допустила дефолт по кредитам Московского кредитного банка,  утверждает Минц. Незадолго до этого, в марте 2018 года, O1 Group узнала, что кредит был передан компании Riverstretch Trading & Investment Limited (в контрпретензиях Минца компания называется «одним из самых агрессивных взыскателей долгов на рынке»). По кредитам были заложены доли Минца в O1 Properties и ФГ «Будущее», которые пришлось передать в пользу Riverstretch, чтобы урегулировать долги.

Урегулирование произошло по цене, значительно сниженной из-за кампании, которую проводили истцы, говорится в документе. В качестве примера Минц приводит несколько «незаконных отказов» со стороны истцов по исполнению обязательств. Так, «Траст» отказался купить у НПФ «Будущее» акции банка «Открытия», а «Открытие» — купить у НПФ «Будущее» акции «Росгосстраха». Банк «Открытие» также отказался выплатить O1 Group 7,25 млрд руб. по выданной банком гарантии. «Открытие» гарантировал обязательства некоей Today Investments Limited, которая заняла 7 млрд руб. у O1 Group, но не смогла расплатиться, следует из документов лондонского суда.

Наконец, Минц упоминает и ситуацию с Промсвязьбанком, который «по побуждению Тулина» не вернул НПФ «Будущее» 13,3 млрд руб., размещенных на депозите. НПФ «Будущее» просил вернуть деньги с депозитов в день ввода временной администрации в ПСБ 15 декабря 2017 года. В позиции для лондонского суда сыновей Бориса Минца — Дмитрия и Александра (есть у РБК) — утверждается, что первый зампред ЦБ в письме главе временной администрации ПСБ Дмитрию Пожидаеву сообщил, что Центральный банк не поддерживает возврат депозитов без решения суда. Это объяснялось тем, что фонд «незаконно использовал депозиты, чтобы помочь Промсвязьбанку  выкупить собственные акции у мажоритарного акционера Promsvyaz Capital» (Минцы утверждают, что это не так).

В качестве примера «вмешательства [истцов] в отношения [структур Минцев] с третьими сторонами» приводится попытка O1 Group продать 51% в O1 Properties китайскому девелоперу Vanke. Согласно позиции сыновей Бориса Минца переговоры велись в течение всего 2017 года, в сентябре о возможной сделке написали «Ведомости». В декабре 2017 года стороны уже подписали декларацию о намерениях (O1 готова была продать контроль в своей «дочке» за $672 млн), но в феврале 2018 года Vanke переговоры свернула: китайская компания проводила due diligence и ее уведомили о том, что заключение сделки повлечет для Vanke материальные риски из-за исков [к O1 Group] от «Открытия» и Рост-банка, следует из показаний Дмитрия и Александра Минцев.

Споры вокруг выкупа «Трастом» акций «Открытия» у НПФ «Будущее», выкупа «Открытием» акций «Росгосстраха» и невозврата пенсионных накоплений НПФ «Будущее» с депозита ПСБ рассматривались российскими судами. По первому делу НПФ «Будущее» спор проиграл в трех инстанциях, второе и третье завершились заключением мировых соглашений между сторонами, уже после смены собственника «Будущего». Спор о возмещении 7 млрд рублей по гарантии O1 также проиграла в российском суде.

В результате действий истцов капитал O1 Group (ее акции были в собственности траста Бориса Минца MFT Cyprus Trust) снизился с $1,75 млрд практически до нуля, а сейчас O1 Group ликвидируется, говорится в документе. Борис Минц лишился возможности получать платежи из MFT Cyprus Trust, который был косвенным владельцем O1 Properties и финансовой группы «Будущее». «Размер этих потерь будет предметом экспертной оценки, но консервативная оценка составляет от $650 млн до $950 млн», — отмечается в контрпретензиях Минца.

 

Что ответили «Открытие» и «Траст»

 

В пресс-службах «Открытия» и «Траста» называли заявления Минцев «абсолютно надуманными». «Они были сделаны для того, чтобы отвлечь внимание от сделок и действий, совершенных с участием членов семьи Минц, которые повлекли существенный ущерб для банков «Открытие» и «Рост». Никаких реальных доказательств члены семьи Минц не представили», — указали в «Трасте». По выявленным нарушениям в банке «Открытие» и Рост-банке были инициированы судебные разбирательства и обращения в правоохранительные органы, поэтому Михаил Задорнов, Александр Соколов «и прочие упомянутые топ-менеджеры руководствуются никак не личным отношением к отдельным персонам, а исключительно фактами выявленных нарушений», говорят в банке.

В «Открытии», в свою очередь, указали на «очевидные нестыковки в показаниях Минца». «Оспариваемые банками «Открытие» и «Траст» в Высоком суде Лондона сделки, которые нанесли ущерб банкам «Открытие» и «Рост», были совершены до ввода временных администраций. Поэтому никакие действия временных администраций, ЦБ РФ или нового руководства банков не могут быть причиной событий, на которые указывают Минцы», — сказали в пресс-службе «Открытия», добавив, что Александр Соколов возглавил «Траст» в июле 2018 года и никак не мог быть инициатором какой-либо кампании. «Неправомерность сделок и реальный ущерб, нанесенный Минцами, подтверждены судебными решениями», — напомнили в банке. Как сообщало агентство «Руспрес»,  несмотря на то, что аферы с акциями Промсвязьбанка широко освещались в СМИ, как и покупка милиардером мальтийского гражданства для себя и членов своей семьи, Борису Минцу дали беспрепятственно покинуть Россию и наслаждаться жизнью в поместье Саммервиндс с дворцом (£9,5 млн), особняке Монтагю Хаус (£13,9 млн) с 5 гостиными, шотландском замке Лэтенди-Тауэр (£4,6 млн). Возможно, причиной стало то, что наиболее ценные активы O1 Properties достались в итоге близкой к Игорю Сечину компании Riverstretch Trading & Investments (RT&I).

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *