Большая Евразия — пространство формирующегося партнерства

Посольство Казахстана в РФ сегодня является одной из самых важных площадок в России для обсуждения перспектив сотрудничества наших стран, судьбы региона, обобщения опыта удачных и неудачных попыток новой консолидации в постсоветскую эпоху. 28 ноября в Посольстве прошла Конференция, посвященная проекту «Большая Евразия». Неслучайно, что она состоялась накануне Дня первого президента РК.

В 2018 году объемы взаимной торговли между Россией и Казахстаном составили более 18 млрд. долларов США. Много или мало? Если сравнивать с объемом торговли с ЕС, то явно недостаточно – в 2018 году эта цифра, невзирая на санкции, составила 294,17 млрд. долларов. Если же сравнивать численность населения наших стран, и обязательно отдавать себе отчет в том, что объемы приграничной торговли вообще трудно поддаются исчислению, то и официальные данные оказываются вполне значимыми.

Вот уже почти три десятилетия, как бывшие республики СССР получили независимость, и строят свое будущее, как суверенные государства. На этом фоне Казахстан, наверное, один из самых успешных примеров. Что же касается создания «новых смыслов» для постсоветского пространства, то здесь Казахстан – вне конкуренции.

Конечно, во многом мы обязаны этим первому президенту Казахстана Нурсултану Назарбаеву, человеку, умеющему мыслить в масштабах мира, континента и века и способному чувствовать, когда нужно предъявить обществу новую идею. «Большая Евразия» — термин, который сегодня упорно приписывают авторству Нурсултана Абишевича, хотя его самого, конечно же, проблемы авторства волнуют меньше всего. Для Назарбаева важнее то, что будет на нашем континенте через десятки лет, как будут жить наши дети и внуки в не самых лучших природных условиях.

Великая степь и Среднерусская возвышенность – зона нестабильного земледелия. Каждый год мы готовы к тому, что не будет урожая, что могут погибнуть, как всходы, так и молодняк в стадах. Что помогало веками выживать нашим народам? Прежде всего, умение договариваться, способность помогать друг другу, забывать обиды и помнить добро. Пространства, которыми обладают Россия и Казахстан – поистине вселенские. И то, что в основном это неплодородные земли, в XXI веке никого уже не смущает. Технологии, способные из самых заброшенных земель делать современные житницы, давно опробованы. И идея «Большой Евразии» — это еще ответ на вызов больших пространств и освоение таких земель, цикл нового развития человечества.

Казахстан сегодня предлагает идею «Большой Евразии» на всех уровнях – для обсуждения в экспертном сообществе, для создания программ помощи бизнесу, желающему вдохнуть жизнь в далекую глубинку, для подготовки новых кадров, для разрешения застарелых конфликтов и т.д. Нет смысла скрывать, что сегодня между бывшими республиками СССР остались нерешенные историей вопросы. Что такое был голод в 30-е годы XX века? Что такое было восстание в 1916 году? Кто несет за это ответственность? Кому каяться за совершенное прадедами?

Стоит отдать должное Казахстану – там не боятся — ни ставить эти вопросы, ни искать на них ответ, даже порой некомфортный для общественности. В этом мы тоже видим роль первого президента Казахстана Нурсултана Назарбаева, сумевшего найти «золотую середину» в межнациональных отношениях и убедить граждан не делать акцент на обидах прошлого.

В самом деле – если Россия и Казахстан не найдут в себе силы для создания «Большой Евразии», ее создадут без нас, и уже не для нас. Сегодня образование в странах бывшего СССР исправно ориентирует молодежь на отрицание собственной истории, «покаяние» в грехах, которые якобы совершили наши предки. Вот только соотнести эти «грехи» с тем, что творили в те же времена на мировых просторах цивилизованные европейцы, молодежь не призывают.

На конференции прозвучал призыв – создать «диалоговые окна», как инструмент постоянного общения. Создать механизмы, позволяющие в России, например, знать, что именно думают рядовые казахстанцы о своем северном соседе, без купюр и приглаживаний. Нам нужно новое партнерство, но какое?

Давайте посмотрим на историю человечества трезво – равноправного партнерства она нам не предъявит. Но ведь это не значит, что нельзя найти новый формат. Выступая на конференции, председатель Ассоциации аналитиков и экспертов «Изыскания Средней Азии» Сергей Масаулов подчеркнул, что «Большая Евразия» – это пространство формирующегося партнерства, которое пока еще является перспективой. По мнению эксперта, проект «Большой Евразии» будет успешен, если логика прагматизма и взаимовыгодного партнерства окажется важнее застарелых обид и политических амбиций.

Региональная интеграция – дело нелинейное. Представитель Института востоковедения РАН Станислав Притчин напомнил собравшимся, что были неудачные проекты интеграции, но они показали свою бесперспективность в 90-е годы XX века. Но это не уничтожило стремление государств Центральной Азии на сближение и сотрудничество.

«Хотя формально нынешние интеграционные проекты между собой конкурируют, но с точки зрения региона, они носят позитивный характер. Поэтому есть надежда, что Центральная Азия из зажатого в центре материка региона превратится в хаб, не только людской и энергоресурсный, но и хаб идей, проектов и развития в целом», — сказал Станислав.

Новый формат взаимоотношений проявляется, прежде всего, в том, что никто из участников союза не пытается навязать партнерам свою точку зрения и продавить свои интересы. У всех на виду пример ЕС, который сегодня испытывает жестокий кризис во взаимоотношениях входящих в него стран – именно потому, что чиновники из Брюсселя навязывают свои решения странам, даже вопреки национальным традициям и особенностям экономики. Но ведь нельзя всех выстроить по одному образу и подобию! В создании «Большой Евразии» авторы проекта об этом подумали в первую очередь.

Что удивляться постоянному негативу со стороны Италии в адрес ЕС, если из Брюсселя идут указания, например, избавиться от региональных сортов сыра (ибо их трудно регистрировать по нормам ЕС). Что стоит распространение ювенальной юстиции, совсем не близкой странам, в которых большая часть населения – католики. Люди не хотят становиться одинаковыми, подчиняться единым стандартам, им важны исторические корни, им интересны история региона, конкретного населенного пункта, конкретной семьи. Пренебрежение этими аспектами закладывает страшные мины под будущее.

Отрадно, что Россия и Казахстан, пытаясь сегодня выстроить новый формат взаимоотношений в рамках проекта «Большая Евразия», начинают с обсуждений – что об этом думают эксперты обеих стран. Так мы имеем все шансы найти основы для компромиссов, для взаимовыгодного сотрудничества, для консолидации в современном мире, где так мало осталось места для добрых отношений. А наши страны – для них, для их населения, вопросы мира и добра пока остаются главными. Так что есть шанс, что «Большая Евразия» станет проектом, в основе измерения которого – человек.

Виктор Ромашин, специально для «Версии»

Фото В.Савельева

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *