Международный валютный фонд сам виноват в том, что ослабил свое влияние на экономическую политику

Одна из тем, которая обсуждалась на последнем заседании МВФ, — факторы, негативно влияющие на благополучие мировой экономики. В частности отмечалось, перспектива сохранения слабости и фрагментарного давления усугубит проблемы, связанные с авторитетом и эффективностью многосторонних учреждений.

Влияние МВФ и Всемирного банка, несомненно, велико, если не уникально. Каждый год на ежегодные встречи организаций съезжаются высокопоставленные представители экономических и финансовых ведомств из более чем 180 стран, а также представители частного сектора. Это исключительное глобальное собрание не только для официальных лиц, но и для корпоративных элит.

За последние несколько лет официальные встречи все больше омрачались постоянно растущим числом параллельных мероприятий, что снижало их эффективность. Этот год не стал исключением, сложно найти человека, который бы уделил должное внимание итоговому результату заседаний по вопросам политики — коммюнике, которое подготовили высшие директивные комитеты двух организаций.

Это резко контрастирует с прошлым годом, когда чиновники старательно готовились к политическим дискуссиям. Представители частного сектора с нетерпением ожидают результатов в надежде лучше понять глобальные экономические перспективы и перспективы ключевых национальных и международных политических инициатив. Рынки ждали конкретных тезисов, поэтому чиновники часами дорабатывали коммюнике, чтобы их заявления были правильно истолкованы.

Положительное изменение состоит в том, что внимание переключилось на параллельные события. Рассмотрим МВФ. Публикации коммюнике Международного валютно-финансового комитета (МВФК) — ведущей группы Фонда по разработке политики в странах-членах,- предшествует презентация двух статей МВФ об экономических и финансовых тенденциях («Перспективы мировой экономики» и «Доклад о финансовой стабильности в мире»). Они дополняются пресс-конференциями и выступлениями с участием многих должностных лиц фонда. Затем темы поднимаются на многочисленных семинарах, а также в выступлениях национальных должностных лиц. В результате многие политические последствия освещаются задолго до встречи МВФК.

Тем не менее это объяснение слишком фрагментированное. Да, МВФ обладает впечатляющим аналитическим преимуществом благодаря своему талантливому и самоотверженному персоналу, а также уникальным связям со странами. Да, он добился важных успехов в улучшении понимания взаимосвязи между финансовыми рынками и реальной экономикой. И, да, он взял на себя инициативу в освещении экономических последствий гендерного неравенства и изменения климата. Но его прогнозный анализ слишком часто оказывался ретроспективным, а количественные прогнозы постоянно подвергались значительным пересмотрам.

Еще более тревожно то, что рекомендации фонда в отношении политики, особенно те, которые касаются стран с развитой экономикой, оказывают незначительное влияние (мягко говоря). Достаточно взглянуть на расширяющуюся пропасть между тем, что прозвучало из уст представителей МВФ, и коммюнике МВФК. Политические идеи затухают, когда министры финансов и руководители центральных банков возвращаются в свои национальные столицы, подчеркивая текущую неэффективность того, что когда-то было ключевым шансом беспроигрышной политики.

Многие из основных причин этого затухающего влияния имеют мало общего с самими многосторонними институтами. Политика во многих странах с развитой экономикой все сильнее замыкается в себе, что усиливает недоверие к политике, пропагандируемой фондом. Годы низкого и недостаточно инклюзивного роста негативно сказались на возможностях для международного политического сотрудничества, вместо этого породив неуважение к глобальным нормам и международному правопорядку. И даже привычка обращаться в фонд для достижения национальных интересов ослабла: США просто решили использовать свои собственные экономические инструменты в качестве оружия.

МВФ и Всемирный банк не безупречны. Для начала, они оказались слишком медленными, чтобы осуществить внутренние реформы. Обе организации также могли бы быстрее осознать свои недавние ошибки, в частности связанные с последней финансовой катастрофой Аргентины, чрезмерным ростом долга среди наименее развитых стран и неспособностью предвидеть последствия финансового кризиса 2007-2008 годов.

Кроме того, заветный принцип единообразия в отношении стран-членов заметно скомпрометировал себя, зачастую еще больше подрывая авторитет учреждений, управление которых все еще зависит от прошлого. В частности, Европа уже давно имеет больше влияния в международных институтах, чем страны с развивающейся экономикой, а Европа и США сохраняют монополию на руководство в МВФ и Всемирном банке соответственно.

Эти нюансы вызывают озабоченность. Они усиливают тенденцию к политике «разори соседа» на национальном уровне и фрагментируют и и без того беспорядочную деглобализацию. Они также подвергают глобальную экономику риску финансовых сбоев, которые еще больше подорвут и без того недостаточно инклюзивную динамику роста.

Теперь, когда в обоих учреждениях новые руководители, появляется новая возможность для старта реформ, необходимых мировой экономике. Будем надеяться, что разочаровывающие ежегодные встречи послужат сигналом тревоги. Для этих организаций нет худшей судьбы, чем неактуальность.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *