Посёлок Никель в Мурманской области готовится начать новую жизнь

Следующий год станет переломным для многих российских моногородов – тех, которые зависят от работы одного-единственного предприятия. Таких городков по всей России больше трёх сотен, и почти все они медленно умирают.

Пока правительство готовит для них новую программу поддержки, посёлок Никель, вся жизнь которого изначально сосредоточена вокруг плавильного цеха Кольской ГМК, готовится шагнуть в будущее самостоятельно. На его примере мы увидим, как можно совместить заботу об экологии с развитием экономики на Русском Севере.

Прошлой зимой правительство досрочно свернуло программу «Комплексное развитие моногородов», которая была рассчитана до 2025 года. Это произошло после того, как программу раскритиковала Счётная палата. Поддержка городов и посёлков, зависящих от одного градообразующего предприятия, финансировалась в виде субсидий из федерального бюджета, которые получал некоммерческий Фонд развития моногородов, учреждённый Внешэкономбанком (ВЭБ.РФ).

В мае 2017 года аудиторы сообщили о нехватке средств на инфраструктуру в моногородах, хотя на содержание фонда ежемесячно тратилось более 16 млн рублей, в основном на зарплату. Летом 2018 года, когда ВЭБ.РФ (новое название Внешэкономбанка) возглавил бывший первый вице-премьер Игорь Шувалов, сменилось и руководство Фонда развития моногородов. Сегодня его возглавляет зампред ВЭБа Ирина Макиева.

Закрыть нельзя оставить

Государственные аудиторы пришли к выводу: несмотря на потраченные миллиарды, безработица в моногородах по-прежнему превышает общероссийские показатели, а люди оттуда уезжают. «Мы не принимаем решения окончательного и тащим их, даже если нет перспектив», – заявил тогда председатель Счётной палаты . Теперь, по всей видимости, многих «тащить» перестанут.

Чиновники готовят новую пятилетнюю программу по развитию моногородов, которая обойдётся федеральному бюджету в 57,3 млрд рублей. В дополнение к этому планируется привлечь 148,3 млрд рублей частного капитала и инвестиций со стороны регионов. Правда, судя по информации в открытых источниках, в следующем году эта сумма может быть «скорректирована». Так же, как и официальный список моногородов. Сегодня в нём числится 321 населённый пункт в 63 регионах России, а остаться может не более 170. Как ранее рассказал «Известиям» председатель Совета по изучению производительных сил Всероссийской академии внешней торговли Дмитрий Землянский, количество моногородов будет сокращаться по двум основным причинам: если численность населения составляет менее 3 тыс. человек (тогда их могут перевести в программу поддержки развития сельских территорий) и если градообразующее предприятие перестало играть ведущую роль в экономике.

В пользу такого подхода высказалась и Счётная палата. В сентябре прошлого года государственные аудиторы заявили, что 107 населённых пунктов утратили признаки моногородов в результате оттока населения и сокращения числа градообразующих предприятий. Проще говоря, проблемы этих территорий, очевидно, лишь усугубились. Но «нет формальных признаков – нет моногорода, соответственно нет проблемы – нет поддержки» – видимо, такой логикой руководствуются наши чиновники.

По мнению целого ряда экспертов, новая программа вряд ли способна всерьёз улучшить ситуацию с моногородами. Как и предыдущая, она ориентирована на краткосрочные результаты. «Долгосрочные задачи существования моногородов решать тяжело и сложно, поэтому государство ими пренебрегает. Города с зависимостью от единственного предприятия нуждаются в диверсифицированной поддержке, потому что они все очень разные. Изначально такая задача ставилась государством во время обсуждения приоритетной программы, но в дальнейшем она пропала и так и не была реализована», – сказал РБК генеральный директор фонда «Институт экономики города» Александр Пузанов.

По образцу Норильска

Главным исполнителем новой программы назначено Минэкономразвития, но вместе с ним выполнять её будут ещё 11 министерств, Фонд развития моногородов, Российский экспортный центр, Федеральная корпорация по развитию малого и среднего предпринимательства и ещё несколько институций. Как говорится, у семи нянек дитя без глазу. Нужны другие подходы, но где их взять?

По всей видимости, в следующем году в России появится по крайней мере один пример реформирования моногорода, что называется, изнутри. О том, что плавильный цех Кольской ГМК будет закрыт, глава «Норникеля» Владимир Потанин впервые заявил в 2016 году. В середине ноября на встрече с инвесторами в Лондоне он сообщил об этом как о состоявшемся решении.

Цех работает с 1946 года. Предприятие невозможно модернизировать, поскольку оно изначально спроектировано под оборудование, которое сегодня считается морально устаревшим. Когда цех будет закрыт, выбросы в районе Никеля должны сократиться в 7 раз. Хорошая новость для страны, но тревожная для жителей посёлка, жизнь которого целиком построена вокруг металлургического производства. Сегодня из 12 тыс. жителей Никеля примерно треть составляют пенсионеры, 2,2 тыс. – дети до 18 лет, 1,5 тыс. человек – бюджетники и военнослужащие, примерно столько же никельчан занято в сфере малого и среднего бизнеса. Остальные работают в Кольской ГМК.

В «Норникеле» говорят, что остановить работу плавильного цеха одномоментно невозможно, это будет сделано в течение 2020 года. Параллельно компания готовит в моногороде масштабную социальную программу, в основу которой ляжет опыт, приобретённый при закрытии в 2016 году Никелевого завода в Норильске. Из 2307 сотрудников 1682 человека были трудоустроены в другие подразделения компании. Многие прошли переобучение. 569 человек, которым позволял стаж, уволились по программе «Ветеран металлургического производства». Они получили серьёзную денежную помощь от компании, покинули Норильск и перебрались «на материк».

Программа по избавлению моногорода от приставки «моно» будет выполняться совместно с правительством Мурманской области. Ранее «Норникель» подписал с местными властями соглашение, согласно которому он инвестирует в развитие региона около 2 млрд долларов. Со своей стороны, областная власть окажет содействие в обустройстве на новом месте жительства тех никельчан, которые захотят переехать в другие регионы страны или другие районы Мурманской области. Те же, кто решит остаться, могут рассчитывать на всестороннюю поддержку. «Мы видим, анализируем и просчитываем тему развития посёлка Никель, у которого есть потенциал, и не только промышленный, но и туристический. Это абсолютно обсчитываемые концепции. Есть огромное количество очень перспективных идей, которые могут рассчитывать на гранты. Я сам был в посёлке и видел, насколько там инициативные, творческие люди, какие классные проекты они делают на грантовой основе», – заявил губернатор Мурманской области Андрей Чибис.

Для поддержки местного бизнеса грантами и беспроцентными кредитами «Норникель» намерен создать в посёлке автономную некоммерческую организацию с серьёзной финансовой базой. Сфера деятельности новых малых и средних предприятий может быть связана с туризмом, но также с сервисной экономикой и созданием абразивных материалов из шлаков закрытого металлургического производства.

Разбросанные по всей стране три сотни моногородов действительно очень разные. Вполне вероятно, что любые централизованные попытки наладить в них жизнь по неким универсальным образцам изначально обречены на провал. Насколько успешным будет опыт по преобразованию отдельно взятого моногорода «изнутри», мы увидим на примере посёлка Никель в течение ближайшего года.

КСТАТИ

Если в 2014 году правительство отнесло 75 моногородов к числу наиболее проблемных, то к лету нынешнего года число таковых приблизилось к сотне. Больше всего их в Приволжье (21) и Сибири (20), в Северо-Западном и Центральном федеральных округах (по 18). Среди регионов наибольшая концентрация проблемных центров в Кемеровской (9) и Челябинской (7) областях, Карелии (6) и Пермском крае (6). Всего же, напомним, у нас официально насчитывается более трёх сотен моногородов. По данным Росстата, в них проживают 13,5 млн человек – почти каждый 10-й россиянин.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *