Суд не отпустил основателя Baring Vostok под залог в 25 миллионов

Басманный суд Москвы продлил до 13 февраля срок домашнего ареста с сохранением ранее установленных запретов основателю инвестиционного фонда Baring Vostok Майклу Калви по делу о хищении 2,5 млрд руб. у банка «Восточный, сообщил корреспондент «Ведомостей» из зала суда. Вместе с Калви суд продлил срок содержания под домашним арестом другим фигурантам дела – партнеру фонда Филиппу Дельпалю и бывшему предправления банка Алексею Кордичеву, а также новому фигуранту дела – экс-директору по инвестициям банка «Восточный» Александру Цакунову. Кордичев был единственным из фигурантов дела, кто дал признательные показания. О продлении меры пресечения фигурантам ходатайствовал следователь.

Суд закрывает глаза на разваливающееся уголовное дело и продлевает меру пресечения невиновным людям, которым уже никто не вернет год их жизни, говорит представитель Baring Vostok. По его словам, он продолжит отстаивать права своего основателя и топ-менеджеров.

Дело о хищении у «Восточного» 2,5 млрд руб. возбудили 13 февраля по заявлению члена совета директоров банка и миноритария Шерзода Юсупова (партнера другого акционера банка Артема Аветисяна). Банк «Восточный», на тот момент подконтрольный Baring Vostok, принял пакет акций люксембургской компании IFTG в качестве отступных по кредиту на 2,5 млрд руб., который был выдан Первому коллекторскому бюро (ПКБ), также принадлежащему фонду. Юсупов счел замену неравноценной и обратился в ФСБ. Следствие оценило справедливую стоимость пакета в 600 000 руб., и Следственный комитет (СКР) возбудил дело о мошенничестве. Сам же кредит ПКБ был выдан для погашения забалансовых обязательств «Восточного» перед BCS Cyprus: по ним были заложены евробонды банка на 5 млрд руб., объяснил в суде Калви.

В конце декабря стало известно о том, что следствие переквалифицировало обвинение по делу Калви и его коллег с ч. 4 ст. 159 (мошенничество) на ч. 4 ст. 160 (растрата). Максимальное наказание по этой части статьи о растрате такое же, как и по статье о мошенничестве, – лишение свободы на срок до 10 лет со штрафом в размере до 1 млн руб. В том же месяце в деле появился новый, седьмой, фигурант – Цакунов, которого суд отправил под домашний арест, хотя следствие просило заключить Цакунова под стражу.

На заседании стали известны изменения обстоятельств дела после обвинения в растрате: оно теперь связано не с отступным соглашением между банком «Восточный» и ПКБ, а с выдачей «безвозвратного» кредита на 2,5 млрд руб. коллектору в декабре 2015 г.

Прокурор на заседании поддержал ходатайство следствия относительно Калви, Дельпаля и Кордичева, но возразил против продления домашнего ареста для Цакунова – он посчитал такую меру пресечения слишком суровой с учетом его роли в деле.

По словам Дельпаля, ему в 9.15 мск 9 января, в день заседания, вручили пятистраничный неполный перевод постановления следствия о продлении домашнего ареста, где отсутствовали целые абзацы из русскоязычной версии документа. У него не было достаточно времени, чтобы подготовиться к защите надлежащим образом. В день предъявления обвинения по новой статье Дельпалю, по его словам, не предоставили перевод обвинения на французском (его родной язык. – «Ведомости»), и он пять часов слушал примерный перевод документа с новым обвинением.

Дельпаль заявил, что Юсупов начал «переписывать историю» и захотел навредить менеджерам фонда, чтобы скрыть мошенничество на 10 млрд руб. при слиянии «Восточного» и «Юниаструм банка» в 2016 г. По его словам, Юсупов не был обманут, сам предложил вернуть кредит в виде отступного и знал сделку в деталях, голосуя за нее. Сам же Дельпаль за сделку не голосовал – ни за выдачу кредита ПКБ на 2,5 млрд руб., ни за сделку с отступным. Юсупов обманут не был – он был проинформирован и знал сделку в деталях, а договор об отступном получил за два месяца до сделки с акциями IFTG. Именно Юсупов ввел следствие в заблуждение, указав, что акции IFTG, которыми погасили кредит через отступное, стоили 600 000 руб.

Следствию не удалось установить, что Дельпалем совершены хищение или обман, теперь его обвиняют в растрате. Упорство, с которым пытаются «выдумать преступление любой ценой», становится все более и более абсурдным, отметил Дельпаль. Он предложил отпустить его под залог в размере 25 млн руб. или другую сумму, которую суд посчитает приемлемой. Если же суд оставит его под домашним арестом, Дельпаль просил хотя бы дать ему два часа в день на прогулки.

Калви также просил освободить его под залог в 25 млн руб.

Срок следствия по делу был продлен до 11 месяцев – до 13 января 2020 г. Однако расследование уголовного дела уже завершилась, отметили адвокаты подсудимых в ходе заседания.

Всего в уголовном деле семь фигурантов. Трое из них – партнер фонда Ваган Абгарян, гендиректор ПКБ Максим Владимиров и директор по инвестициям Baring Vostok Иван Зюзин – все еще находятся в СИЗО.

Калви связывал свой арест с конфликтом акционеров «Восточного». У фонда было 51,6% акций банка, у его оппонентов – владельца «Финвижн» Артема Аветисяна и его партнеров Шерзода Юсупова и Юрия Данилова – 40,02%. За время ареста Калви контроль над банком перешел к Аветисяну и партнерам.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *