Черный пиар против многодетной матери. Продолжение истории Александры Лисицыной, находящейся в СИЗО

Когда у обвинения не находится доказательств даже для продления содержания под стражей, не говоря уже о самом обвинении, и очередное липовое уголовное дело катастрофически разваливается, тогда в дело традиционно вступает господин Великий Пиар. Разумеется, работающий в черных тонах, то есть неофициально, и таким образом формируя общественное мнение и, что самое главное для лиц, заинтересованных в нахождении «клиента» в СИЗО, оказывая давление на суд. Эта история настолько примитивно слеплена, что является знаковой в деле содержания на нарах матери троих детей, которая, судя по имеющимся фактам и мнению юристов, никакого отношения к какой-либо преступной деятельности не имеет и никогда не имела.

Дело москвички Александры Лисицыной изначально привлекло большое внимание российской общественности. Мать троих несовершеннолетних детей без малого три месяца томится в следственном изоляторе. Ей предъявлено обвинение в мошенничестве, но адвокаты уверены: доказательств вины у следствия нет, и уж тем более нет никакой необходимости держать женщину за решеткой. Подробности, так называемого, «Дела Лисицыной» ЗДЕСЬ.

Несмотря на то, что за Александру вступились правозащитники, парламентарии, журналисты и многие другие неравнодушные люди, суд в очередной решил оставить ее в заключении. Но общественность сдаваться не собирается и готова сделать все возможное, чтобы помочь многодетной матери вернуться к семье. Однако, с каждым днем появляются все новые и новые факты, подтверждающие то, что кто-то весьма заинтересован в нахождении женщины в следственном изоляторе.

Так следствие, прокуратура и суд считают, что, Лисицына должна сидеть в тюрьме пока они найдут хоть какие-то причины держать её в заключении.  Похоже, что так же считает и тот, пока неведомый миру персонаж, который и стоит за всем этим правовым беспределом, на основании которого Александра Лисицына оказалась за решеткой. Без кукловода, разумеется, не обошлось и в этом громком деле.

А теперь небольшой сеанс разоблачения, подтверждающий вышеназванный тезис о том, что, если у обвинения нет даже минимальных доказательств вины человека, отправленного на нары, то начинается активное использование иных методов давления на суд и общественное мнение.

Волею случая коллеги из одного крупного медиа-холдинга прислали мне несколько страничек, так называемых, «тезисов для статей», которые поступили в различные редакции с «вежливой просьбой» опубликовать несколько статей на заданную тему. Точно назвать «отправителей» сего шедевра мы пока не можем, но, судя по тексту и настоятельности просьб, за «тезисами» стоят, вероятно, «правоохранители в погонах», заинтересованные в нахождении Александры Лисицыной в тюрьме, вне зависимости от отсутствия хоть каких-то минимальных улик и доказательств.

Следствие ли это, прокуратура ли, или ФСБ, уже сейчас не важно. Важно то, что имела место попытка откровенного влияния на суд, принимающий решения о мере пресечения Лисицыной, и на широкую общественность и журналистов, вставших на защиту матери троих несовершеннолетних детей.

Итак, три странички «тезисов для статьи», поступившие к руководству редакций, содержат совершенно циничные призывы к фальсификации реальности, скатываясь в откровенные «ценные указания» для журналистов, базирующиеся на попытки уйти от ответственности за клевету и моральный ущерб. Привожу дословно:

«2.Для подготовки публикации необходимо ссылаться на данные следствия, полученные от источников в ГСУ ГУ МВД России по Московской области. На основании Закона о СМИ, журналист не открывает источники, за исключением решения суда. Использовать формулировки «по данным следствия», «по информации от источника в ГСУ», «как нам удалось выяснить у адвокатов других подследственных». Никто из вышеуказанных структур опровергать и комментировать данную информацию НЕ БУДЕТ».

То есть, никаких реальных доказательств вины или «попыток к бегству» заключенной Лисицыной нет, но по каким-то мифическим «данным следствия» и «источникам ГСУ» они якобы где-то есть. Только вот вопрос: а почему ни следствие, ни прокуратура их никак не могут предъявить даже в суде, а просто уговаривают судью общими фразами из УПК? Значит никаких доказательств нет. Иначе зачем бы нужно было бы обращаться к неофициальной помощи средств массовой информации?

Особо восхищает фраза о том, что «Никто из вышеуказанных структур (ГСУ ГУ МВД, адвокаты других подследственных. Авт.) опровергать и комментировать данную информацию НЕ БУДЕТ». Получается, что они (следствие и прочие) о заказе в СМИ знают и гарантируют журналистам отсутствие претензий? А значит, по логике, ноги в этой грязной пиаровской истории могут расти именно от лиц, заинтересованных в нахождении Александры Лисицыной в СИЗО по сфабрикованному, по моему мнению, уголовному делу.

Однако, читаем «тезисы» далее и обнаруживаем откровенные противоречия. В одном абзаце указано о том, что «самостоятельно осуществить мошенническое хищение земель в особо крупном размере Лисицына и ее подельники не имели возможности, а являлись лишь формальным прикрытием для преступных действий других людей». То есть, автор в погонах, по сути, признает, что Лисицына к преступлению отношения не имеет, да и сам состав преступления отсутствует. Оговорочка-то по Фрейду.

И тут же в «тезисах» возникает уже новый полет мысли, прямо противоположный вышесказанному. Оказывается мать троих детей Александра Лисицына «по оперативным данным (ссылка на анонимные источники в ГСУ ГУ МВД по МО), освобождение судом Лисицыной из следственного изолятора даст ей возможность связаться с подельниками, находящимися в розыске, и согласовать действия по уничтожению доказательств и давлению на свидетелей».


 Те самые «тезисы», направленные в ряд редакций.

И хочется сказать пока неведомым, но уже предполагаемым, авторам сего шедевра – вы либо крестик снимите, либо наденьте плавки. Либо признайте, что у вас нет никаких доказательств того, что многодетная мама Лисицына – очень опасный и коварный преступник, который должен сидеть в тюрьме. Либо предъявите эти доказательства судьям, а не кормите суд общими фразами из кодексов, нарушая постановления Верховного суда РФ о необходимости конкретных доказательств. Но у меня и моих коллег, побывавших на нескольких заседаниях суда по продлению меры пресечения Лисицыной, сложилось абсолютная уверенность в том, что никаких доказательств ни вины Лисицыной, ни возможности её побега или давления на свидетелей, у следствия и прокуратуры нет в принципе. Только ничем не подкрепленное цитирование Уголовно-процессуального кодекса.

И именно поэтому, в связи с полным отсутствием доказательств вины многодетной мамы Александры Лисицыной, и появились вышеприведенные «тезисы для статей», которые были разосланы в ряд некоторых, крупнейших в стране редакций. Но надежда заказчиков на то, что ситуацию спасут заказные статьи, которые планировались к публикации перед заседанием коллегии Мосгорсуда по обжалованию меры пресечения Лисицыной, оказалась тщетной. Во-первых, ни одна уважающая себя редакция не опубликует данный бред, предлагаемый, скорее всего, заказчиками в погонах. И, во-вторых, в большинстве случаев подобные «тезисы» зачастую не остаются в секрете и попадают в руки независимых журналистов. Как и случилось в этой истории.

Некрасиво это, господа заинтересованные лица и структуры, грязненько как-то. Д и шито белыми нитками. Пора бы уже усвоить давнюю истину, что все тайное (даже черный пиар в целях давления на суд) рано или поздно становится явным.  

Оригинал: oleglurye.com

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *