Герой блокбастера Алексей Кузнецов

Экс-министр финансов Московской области Алексей Кузнецов имеет все основания войти в историю отечественного следствия и прокуратуры первых двух десятилетий нынешнего века. Его судьба вполне может лечь в основу сюжета сносного бестселлера или блокбастера. Но возникает вопрос, действовал ли Кузнецов один, опираясь на подчиненных и порученцев? Не было ли у него как минимум равноправных партнеров, оставшихся в тени?

Демидовские миллиарды

В начале весны СМИ сообщили о, казалось бы, рядовом событии. Закончилось следствие по делу о мошенничестве в отношении бывшего руководителя ипотечной корпорации, материалы направлены в суд.

Подобных дел у нас возбуждается немало. Но живой интерес, которое это сообщение вызвало у многих изданий, становится быстро объясним после небольшой расшифровки. Речь идет о бывшем гендиректоре ООО «Ипотечная корпорация Московской области» Дмитрии Демидове. И он обвиняется в том, что, возглавляя эту самую корпорацию, похитил в далеком 2007 году менее чем за шесть месяцев более одного миллиарда рублей, предназначенных для строительства жилья в Подмосковье. Но главной причиной ажиотажа стал не этот факт (миллиардами воруют многие). А то обстоятельство, что Дмитрий Демидов, по версии следствия, присваивал эти деньги не один, а коллективно. Под чутким руководством бывшего министра финансов Подмосковья Алексея Кузнецова.

Человек-легенда

Про Алексея Кузнецова достаточно сказать, что его имя до сих пор вспоминает в своих выступлениях (как пример успешного расследования важного и громкого уголовного дела) глава Следственного комитета .

А правительственная «Российская газета» назвала в свое время экстрадицию Кузнецова из Франции «большой победой российской Генеральной прокуратуры».

Судьба Алексея Кузнецова вполне может лечь в основу сюжета сносного бестселлера или блокбастера. Для этого есть все – краденые миллиарды, особняки, антиквариат (приобретенные на эти миллиарды), роковая женщина, бегство за границу, роскошная жизнь за этой границей, международный розыск, арест, возвращение на Родину в компании сотрудников тюремного ведомства, суд.

Сам суд над Алексеем Кузнецовым вызвал в столице невиданный ажиотаж. Как писали очевидцы, за несколько часов до начала процесса у входа в здание Басманного суда толпились съемочные группы и просто журналисты. У дверей, ведущих в зал, образовалось настоящее столпотворение.

Итогом всего этого стал приговор – 14 лет лишения свободы.

Золотоносные долги

А ведь, казалось бы, ничто не предвещало такого бурного развития событий. Первая часть жизненного пути Алексея Кузнецова – карьера банковского клерка. Стоит заметить, успешная. После окончания Московского финансового института он последние годы советской власти проработал в Госбанке СССР. В эпоху «лихих девяностых» тоже не пропал. Пришел трудиться в один из крупнейших коммерческих банков – Инкомбанк, где дослужился до первого вице-президента (и попутно стал акционером). Затем ушел на совсем уже вольные хлеба – стал учредителем ряда финансовых компаний, в том числе Русского инвестиционного общества, которое занималось в том числе реструктуризацией долгов.

Смотрите также:  Использованные в расследовании отравления в Солсбери автомобили уничтожат

История умалчивает, стало ли последнее обстоятельство решающим при назначении в 2000 году Алексея Кузнецова на должность министра финансов правительства Московской области (в пору, когда губернатором был Борис Громов).

О подробностях этого назначения история умалчивает вообще. Хотя, с другой стороны, почему бы и не доверить управление областными финансами опытному финансисту? Тем более хорошо осведомленному в том, как следует обращаться с долгами.

А с этим делом в Московской области в те времена было все как у всех. Долгов — выше крыши буквально в каждом муниципальном образовании, и они продолжали накапливаться.

И вот, по счастливому для Алексея Кузнецова чистому совпадению, в 2005 году был принято областной закон, по которому регион мог выдать муниципалам в виде госгарантии 2 млрд рублей на погашение долгов за услуги ЖКХ.

История также умалчивает о том, какую роль играл сам Алексей Кузнецов в подготовке и принятии этого закона. И хотя у нас и на региональном, и на федеральном уровне профильные министры всегда участвуют в подготовке и лоббировании «своих», профильных законов, про участие в этом деле Кузнецова сведений нет. Наверное, спецу по долгам просто улыбнулась удача.

Зато по результатам работы прокуратуры доподлинно известно, что вскоре после принятия этого закона экс-министр финансов Московской области Алексей Кузнецов и запустил свои схемы.

Схема №1

Алексей Кузнецов пригласил к себе глав семи подмосковных районов, долги которых по ЖКХ равнялись 3,6 млрд рублей. И сделал им предложение, от которого они не смогли отказаться: погасить все эти долги за счет области. Затем подчиненные Кузнецова составили подложные договоры, в которых значилось, что областные предприятия ЖКХ переуступают право взыскания тех самых долгов на 3,6 млрд рублей неким конторам. В итоге права взыскания долгов перешли к подконтрольным Алексею Кузнецову компаниям «Конфаэль» (не путать с одноименным кондитерским предприятием) и «Юрцентр Транснефтегазстроя». Последняя взяла в одном из банков кредит на все 3,6 млрд рублей «выкупленных» долгов, а люди Кузнецова в то же время продали права требования долгов банку ВТБ. Этими деньгами они обеспечили взятый в другом банке кредит. А сам кредит – все те же 3,6 млрд рублей — вывели за рубежи нашей Родины.

Схема №2

Еще один эпизод касается незаконного отчуждения у Подмосковья имущества на сумму более 7 млрд руб. По версии гособвинения, Алексей Кузнецов в 2005 году поставил своего человека — Вячеслава Телепнева — на должность гендиректора Московской областной инвестиционной трастовой компании (Мособлтрастинвест, МОИТК), стопроцентным учредителем которой было правительство МО. В 2008 году, незадолго до отъезда за границу, Кузнецов добился продажи принадлежавшего МОИТК пакета акций компании «Росвеб». Средства от продажи МОИТК должен был потратить на строительство делового центра для нужд правительства Подмосковья, однако вместо этого они были выведены через цепочку номинальных фирм в подконтрольный группе Кузнецова банк «МЗБ».

Смотрите также:  В Вологодской области мужчина убил беременную жену, ранил участкового и совершил суицид

Схема №3

В апреле 2005 года правительство Московской области утвердило программу ипотечного жилищного кредитования. Деньги на это благородное дело решено было привлечь в том числе и за счет выпуска облигаций ОАО «Московское областное ипотечное агентство». По данным следствия, Алексей Кузнецов, его жена, гражданка США Жанна Булок и заместитель Кузнецова в областном Минфине Валерий Носов (позже приговорен судом к 14 лишения свободы), организовали выпуск очередного, третьего займа таким образом, что 1 миллиард рублей из них оказался на счетах контролировавшегося ими кипрского оффшора «Нова Прова Инжиниринг Лимитэд».

А всего в деле Алексея Кузнецова насчитывается 22 эпизода по статьям о мошенничестве в особо крупном размере и легализации средств, добытых преступным путем.

Финал с продолжением

В конце прошлого года Басманный суд Москвы, казалось бы, поставил точку в этом громком деле. Алексей Кузнецов был приговорен к 14 годам колонии общего режима. Он, как сообщило агентство «Интерфакс», признал вину в хищении, растрате и легализации свыше 14 млрд рублей.

Этому событию предшествовала многолетняя тяжба российской Генпрокуратуры с органами французской юстиции по вопросу об экстрадиции беглого экс-министра. Героические попытки адвокатов Алексея Кузнецова скостить ему срок до минимума, приравняв домашний арест во Франции к отсидке в Бутырке.

Но – не вышло. Однако вряд ли следует торопиться объявлять, что приговор стал финалом бурной истории Алексея Кузнецова.

К примеру, как пишет «Коммерсант», правоохранителям и прокуратуре удалось найти и арестовать лишь часть имущества, приобретенного Кузнецовым и его женой – квартиру с дорогой мебелью в Париже, виллу в Сан-Тропе, пару отелей в Куршевеле. Еще кое-какую «мелочь».

О том, что Алексей Кузнецов и его подельники полностью возместили 14-миллиардный ущерб, пока никто не сообщал. И у кого же остальные деньги-ценности?

Еще неизбежно возникающий вопрос: действовал ли Алексей Кузнецов один, опираясь на подчиненных и порученцев. Не было ли у него как минимум равноправных партнеров, оставшихся в тени? Уж больно легко он, даже для областного министра финансов, использовал такие не самые простые инструменты для обогащения как ипотека, выпуск облигаций, долги муниципальных образований.

Можно полагать, что именно по этой причине недавнее сообщение о передаче в суд уголовного дела Дмитрия Демидова — подельника Кузнецова – и вызвало большой интерес у СМИ. Возможно, в ходе будущего судебного процесса прозвучат некоторые ответы на вопросы.

И главное, похоже, что дело Алексея Кузнецова еще не закрыто.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *