Игорь Чайка привил судье иммунитет от ошибок

Апелляционная инстанция Мосгорсуда оставила без изменения неоднозначное решение судьи Замоскворецкого района, которая по одному делу в течение двух лет вынесла два определения, в корне противоречащих друг другу. Речь идет о споре двух предпринимателей, где на кону стоит 25 миллионов рублей. Ранее та же служительница Фемиды прославилась решением в пользу сына генпрокурора Юрия Чайки в экологическом конфликте. Подробности и возможные взаимосвязи этих судебных процессов — в материале PASMI.

Судебные баталии в рамках корпоративного спора двух коммерсантов средней руки — Дениса Мишина и Александра Андреева — в московских судах тянутся с 2017 года. На первый взгляд история эта ничем не примечательна: два бизнес-партнера не смогли договориться о том, как вести дела с совместным оборудованием для шинной промышленности. Но из ряда аналогичных случаев этот выделяется странной непоследовательностью судебных решений. Причем, автором двух взаимоисключающих резолюций, одна из которых относится к 2017 году, у другая — к 2018-му, выступает одна и та же судья Замоскворецкого районного суда Москвы Мария Патык. Она известна по делу с участием Игоря Чайки — сына генпрокурора РФ Юрия Чайки.

Нелогичное правосудие

Первое решение в рамках спора Дениса Мишина и Александра Андреева судья Мария Патык вынесла в 2017 году. Конфликт заключался в том, что Мишин, которому принадлежало 70% доли в праве собственности на шиномонтажное оборудование, и Андреев, владевший к тому моменту 30%, разошлись во мнении, как поступать с совместной собственностью дальше. Бизнес буксовал. Мишин предлагал продать активы, но его партнер не соглашался.

Казалось бы, точка в споре была поставлена в июне 2017 года — бизнес-партнеры заключили мировое соглашение, которое утвердила судья Мария Патык. По его условиям, Андреев выкупил долю Мишина и стал единоличным собственником всего оборудования. Каких-либо претензий по цене или качеству техники ни у кого из участников сделки не возникло. Андреев принял имущество в том виде, в котором оно находилось на момент соглашения, что и было в этом соглашении зафиксировано.

Прийти к консенсусу партнерам помог тот факт, что несколькими месяцами ранее — в январе 2017 года — оценка состояния техники проводилась при участии судебных приставов. После чего все оборудование находилось на ответственном хранении Александра Андреева вплоть до заключения мирового соглашения.

Однако, спустя пять месяцев после покупки оборудования, Андреев вновь обращается с иском в Замоскворецкий суд. Причиной стали претензии к состоянию имущества. Предприниматель посчитал, что он недополучил активов. А виноват в этом, по мнению нового хозяина, был Мишин, который якобы утилизировал часть техники втайне от него.

Таким образом, конфликт коммерсантов вышел на второй виток, причем, иск вновь попал на рассмотрение к судье Марии Патык. И в октябре 2018 года, она вынесла вердикт в пользу Андреева. Нанесенный ему ущерб оценили в 25 млн рублей. По мнению юристов Дениса Мишина, такая позиция судьи означает фактическую аннуляцию мирового соглашения, которое Мария Патык сама же ранее и утвердила в 2017-м году, ведь в рамках этого договора Андреев лично подтверждал, что замечаний к оборудованию у него нет.

Апелляционная крыша

Представители Мишина подали в Мосгорсуд жалобу на решение судьи Патык. Рассмотрение состоялось 6 июня 2019 года. В жалобе юристы указали на противоречивость позиции суда первой инстанции. Кроме того, защита Мишина обнаружила безусловные основания для отмены судебного акта: протокол судебного заседания, где уточнялись претензии Андреева, оказался без подписей.

«Исходя из правовой позиции Верховного суда, в силу процессуального законодательства неподписанный судебный протокол является основанием для отмены судебного акта», — пояснили свою позицию представители Мишина.

Кроме того, юристы обратили внимание суда, на то, что Мишин попросту физически не мог утилизировать технику и обвинения его партнера безосновательны.

По сути, претензии Андреева сводятся к тому, что объем техники, указанный в мировом соглашении от 2 июня 2017 года, оказался не соответствующим реальности. Однако же, опись техники, на основе которой заключалось мировое соглашение, проводилась еще в январе 2017 года. Этим занимались судебные приставы.

«Андреев видел опись техники, составленную судебными приставами в январе. Более того, после проведения описи вся техника передавалась на ответственное хранение Андрееву, после чего Мишин не имел к ней доступа. Затем в июне 2017 года Андреев сам подписал мировое соглашение, в основе которого лежала та самая опись судебных приставов, и претензий к объему получаемых активов у него не было. Почему эти претензии появились после — непонятно», — указывали юристы Мишина в суде.

Однако апелляционная инстанция Московского городского суда оставила решение суда первой ступени без изменения. Юристы Мишина планируют обжаловать это решение в Президиуме Московского городского суда.

«Позиция суда меня, безусловно, удивляет, потому что есть мировое соглашение и его условия написаны простым русским языком и из них следует, что спор урегулирован. Но каких-то конкретных данных про аффилированность судей у меня нет», — заявил представитель Мишина.

Они должны быть в курсе: 

— председатель суда Замоскворецкого межмуниципального (районного) суда ЦАО Москвы Марина Петренко

— председатель Московского городского суда — Ольга Егорова

Хотя не исключено, что не последнюю роль играет то обстоятельство, что судья Замоскворецкого суда Мария Патык в июне 2018 года встала на сторону компании «Хартия» сына генпрокурора России Игоря Чайки в споре с экоактивистами о закрытии мусорной свалки в Подмосковье. Возможно, это скандальное и сомнительное решение дает иммунитет служительнице Фемиды и позволяет коллегам не признавать ее ошибки.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *