Летом на пляжах в Крыму будет пусто, а в домах – голодно

Глава Крыма Сергей Аксёнов так и сказал: «Есть понимание, что курортный сезон вряд ли состоится». Вместо 6–7 млн отдыхающих ожидаются, в лучшем случае, миллион-полтора. Да и то, оговорился Аксёнов, «если позволит благоприятная обстановка». А ведь сезон кормит как минимум половину крымчан. Что ждёт полуостров?

Отмена сезона ничего хорошего не сулит. Так или иначе на курортниках зарабатывают здесь слишком многие. Сотни тысяч людей. Те, кто не занят непосредственно в санаторном и гостиничном бизнесе, сдают приезжим жильё, кормят их, развлекают, развозят, охраняют и лечат. Весь Южный берег Крыма только и живёт что от сезона к сезону. Не будет сезона – не будет и заработка. И что тогда, голодные бунты? В 1995–1996 годах подобное было в Судаке и Феодосии. Курортники не спешили на отдых в бандитский Крым. И крымские татары, сдававшие комнаты внаём, взбунтовались. Разгонять их пришлось со стрельбой. Были даже погибшие.

После того, как полуостров отчалил от Украины, годовой доход от внутреннего туризма сразу же увеличился вдвое – почти до 2 млрд рублей. А в последние годы стабильно превышал 3 миллиарда. Вроде как негусто на фоне ежегодных 20-миллиардных «дополнительных» вливаний из федеральной кубышки, не говоря уже о бюджете в целом. Но есть нюанс. То, что перечисляет Москва и «дополнительно», и в рамках регулярных ежегодных отчислений, осваивают в основном в Симферополе и Севастополе. Немалую часть этих средств съедают республиканская дорожная инфраструктура, энергетика и т.д. А Южный берег живёт в основном на курортный доход. Как потопаешь, так и полопаешь. Можно, конечно, надеяться, что из Москвы подкинут деньжат, но ведь добавка, так или иначе, попадёт сперва в две крымские столицы. А там публика хваткая. Так что курортам особо рассчитывать не на что.

Пандемию остановили на мосту

Накануне майских праздников у Крымского моста массово «разворачивали» курортников. Вокруг стоял трёхэтажный мат, то и дело возникали потасовки. Обстановка была горячее, чем на ялтинском пляже в сезон. А вышло так: власти Краснодарского края в связи с пандемией до отказа закрутили гайки – всем новоприбывшим предлагалось отправиться на двухнедельный карантин в обсервации. В итоге тысячи туристов рванули через Крымский мост. Но не тут-то было – автомобилистов стали массово разворачивать. Пропускали только машины с крымской регистрацией. Полиции пришлось кликнуть на помощь местных казаков, иначе бы недовольные отдыхающие прорвали заслон.

Но ограничение потока курортников в чём-то пошло и на пользу. Коронавирусная пандемия, можно сказать, обошла Тавриду стороной. На весь полуостров – 168 случаев, и только один – со смертельным исходом. Зараза просачивалась в основном через украинскую границу, в связи с чем три пункта пропуска на севере полуострова сегодня, по сути, закрыты (пропускают только местных жителей, прибывающих с Украины). И не факт, что их вскоре откроют. Ситуация такая: Украина вот-вот отменит карантин, хотя никто толком не знает, пройден там пик пандемии или нет. Тестов наши соседи почти не делают – да их, как честно признали в тамошнем Минздраве, даже не закупали в необходимом количестве. В такой ситуации руководство Крыма рисковать не намерено. Граница на замке. Это значит, что миллион украинских отдыхающих на крымские пляжи не попадёт. Снова одни убытки.

Смотрите также:  Просьбы Кокорина и Мамаева об УДО рассмотрят на выездном суде в колонии

Сколько стоит сорвать курортный сезон?

В правительстве Крыма успокаивают: мол, отмена курортного сезона – комариный укус. Судите сами. Бюджетные поступления от успешного сезона – официально – на уровне 3,2 млрд рублей. Тьфу, и растереть – в сравнении с годовыми бюджетными поступлениями. В прошлом году они составили 187 млрд рублей. Чуть более 144 млрд – федеральные дотации (в том числе и 20 млрд «дополнительных» вливаний). Ещё 4,3 млрд – так называемые неналоговые доходы. А 38,6 млрд – налоговые поступления. Но если хорошенько покопаться, разбираясь, откуда они берутся, выясняется, что три четверти этих поступлений, так или иначе, связаны с рекреацией. И выходит, что 3 млрд от сезона – это, так скажем, заниженные данные. Реально собирают чуть ли не в 10 раз больше. И ещё неизвестно, какова реальная картина в целом, ведь мелкий бизнес в Крыму свои доходы «засвечивает» лишь отчасти. Но и эти деньги теперь недополучат – из-за мёртвого сезона. Вот и прикинем потери – 3 млрд «курортных», ещё около 30 – «налоговых» плюс порядка 10 – то, что остаётся «за кадром» у малого бизнеса. Навскидку больше 40 млрд потерь!

А теперь представим себе, как эти потери аукнутся. Недостроенная трасса «Таврида» – это полбеды, тем паче что строят её, как мы не раз сообщали, поверх старых, но весьма неплохих дорог. А вот недостроенные водоводы на север полуострова – это хуже, это может икнуться массовым народным недовольством. Кислотный отстойник «Крымского титана» в Армянске никуда не делся, дождей почти нет, а водовод с пресной водой к нему так и не подвели – значит, будут новые массовые отравления. Подводить водовод собирались как раз за счёт налоговых поступлений от сезона – но не будет сезона, стало быть, не будет и поступлений. И водовода не будет.

Смотрите также:  В Дагестане похищен начальник отдела доставки пенсии

Исключительно за курортный кошт должны были отремонтировать и канализацию на Южном берегу, в республиканском бюджете на эти цели не расписано ни копейки. Значит, Большая Ялта вместе с «Артеком» продолжит тонуть, простите, в фекалиях. Как и Евпатория. А ведь там – детские здравницы. Ничего, шутят местные, зловонные лечебные грязи от Сак до Мойнак станут только ядрёнее!

Впереди «жестокое разочарование» в «Русской весне»?

Работая над этим материалом, довелось поговорить с несколькими владельцами небольших частных домов отдыха. Они предложили оценить реальные потери от сезона по-своему, как подсчитывают они сами. Средний курортник за две недели отдыха оставляет в Крыму минимум 28 тыс. рублей. Тысяча в день на прокорм плюс ещё столько же – оплата условного бюджетного койко-места. Умножаем на 6 млн отдыхающих, в соответствии с официальной статистикой. Выходит 168 млрд рублей! И это не считая выпивки и развлечений, разъездов и прочего.

Аксёнов пообещал, что потери от туризма отчасти компенсирует «региональный туризм». Причём оговорился, что «региональный туризм», о котором он ведёт речь, это отдых самих крымчан. Да, нельзя исключать, что падение цен как-то мобилизует не видящих моря симферопольцев лишний раз съездить на побережье. Аналогично могут поступить и севастопольцы (город русских моряков, как известно, не отличается чистыми и удобными пляжами). Но даже если оба эти города в полном составе двинут на отдых, воспользовавшись обвалом цен, их 800 тыс. жителей никак не заменят собой 6 млн приезжих. Потери, таким образом, неизбежны. В итоге уже звучат злые прогнозы. Киевский политолог Вадим Карасёв убеждён: мол, крымчан ожидает жестокое разочарование в «русской весне». «Из года в год Москва заливала Крым деньгами, какие местным не снились при Украине. А тут внезапно жизнь внесла коррективы – коронавирус. Сезон будет сорван, люди разочаруются в сделанном выборе, и проукраинские настроения в обществе возобладают».

Однако с Карасёвым не согласен старожил крымской политики Леонид Грач, бывший спикер парламента республики. «Будет непросто, но крымчане сделали свой выбор не в пользу куска пожирнее. Они выбирали не сытую жизнь, а Родину. Потерпят, хотя будет непросто. Полагаю, многие уедут на заработки». А тем, кто останется и продолжит жить на сезонные деньги, придётся умерить свои аппетиты. Может, оно и к лучшему – цены в Крыму в сезон были выше, чем даже в Сочи, не говоря уже о Турции или Болгарии.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *