Может, хватит уже считать Александра Лукашенко пророссийским политиком?

Рояль в картошке

Может, хватит уже считать Александра Лукашенко пророссийским политиком? (фото: Дмитрий Азаров/Коммерсантъ)

Может, хватит уже считать Александра Лукашенко пророссийским политиком? (фото: Дмитрий Азаров/Коммерсантъ)

Давеча президент Белоруссии мелькнул на параде Победы в Москве, тем самым как бы дезавуируя слухи об охлаждении в российско-белорусских отношениях. С отношениями-то как раз всё в порядке, уточняют эксперты. А вот с Батькой у Кремля и в самом деле наметилось охлаждение, да такое, что впору зубами застучать.

В политике не бывает случайностей. Сын Лукашенко, Коля, стоял у задрапированного Мавзолея в одном ряду с ветеранами. Президент России, проходя внизу вдоль этого ряда, пожимал ветеранам руки, здоровался. А мимо младшего Лукашенко он прошёл, не подав руки. Как мимо пустого места. И тут же стал приветствовать следующего ветерана. Коля удивлённо проводил Путина взглядом. Что это, знак? Похоже, что так и есть. Кто-то у нас стал нерукопожатным, причём публично?

«Стать президентом России? – Не могу!»

Отчего-то всех ещё удивляет, что Лукашенко то поёт осанну вечной дружбе наших народов, то поносит Россию на чём свет стоит. И никто не пытается разобраться, а какой он на самом деле, Лукашенко? Друг он нам, враг или – так? А ведь этой неопределённости уже четверть века. Можно, к примеру, припомнить, как в конце 90-х президент Белоруссии объявил бойкот российским журналистам – из-за конфликта с ОРТ (теперь – «Первый канал») и Павлом Шереметом. А тот только и сделал, что усомнился в прочности белорусско-литовской границы, которую в те времена никто не охранял. В начале нулевых Батька воевал уже с НТВ – за то, что телеканал накануне выборов уделил чуть больше внимания одному из альтернативных кандидатов, Владимиру Гончарику. И сегодня ровным счётом ничего не изменилось – российских телевизионщиков высылают из Минска чуть ли не как разоблачённых шпионов. Хотя мы ведь, кажется, не просто соседи – союзники. Союзное государство России и Белоруссии, не забыли о таком?

Лукашенко, впрочем, никогда не воспринимал это образование всерьёз. Как уже говорилось, в конце 90-х он, обидевшись на Шеремета, вообще не давал интервью российской прессе. Автору этих строк стоило немалых трудов пробиться на интервью к белорусскому президенту (помогли украинский паспорт и содействие бывшего крымского премьера Виталия Курашика, к тому моменту сменившего гражданство и ставшего послом Белоруссии на Украине). А знаете, как Лукашенко попросил озаглавить его интервью, которое позже было опубликовано в московском «Веке»? «Стать президентом России? – Не могу!» А ведь тогда считалось, что в перспективе Батька видит себя преемником Ельцина, не иначе. Но сам Лукашенко был, похоже, иного мнения. Мы не одна страна и не один народ, доказывал он в интервью, мы, пожалуй, попутчики, которым удобно вместе идти, но дойдём мы вот до той точки, а там, пожалуй, разойдёмся в разные стороны. Так стоит ли удивляться, что столько лет прошло, а ничего по сути не изменилось – «движение есть, результата нет»? Уже и вся уставная документация Союзного государства готова, и законодательная база приведена в соответствие, а самого Союзного государства-то и нет, как не было. А чего вы ждали? «Стать президентом России? – Не могу!»

Смотрите также:  Мирный план Трампа для Палестины грозит большой войной

«И нашим и вашим»

На протяжении нескольких лет мне довелось поддерживать связь с Василием Леоновым, бывшим министром сельского хозяйства Белоруссии. На тот момент Леонов уже отсидел тюремный срок (его бездоказательно обвинили во взяточничестве, посадили, но через год выпустили) и стал не просто убеждённым оппозиционером Лукашенко, но ещё и спонсором немногочисленной оппозиции белорусского президента. А ведь не кто иной, как Леонов, привёл Лукашенко в политику – вот ведь зигзаг судьбы! В должности секретаря Могилёвского обкома Леонов подписывал назначение Лукашенко директором совхоза «Городовец», а затем выдвигал будущего президента в народные депутаты СССР (уже будучи членом ЦК КПСС). Они были не просто близкими знакомыми – едва ли кто-то в Белоруссии знал Лукашенко лучше, чем Леонов.

Так вот, Василий Севостьянович неоднократно доказывал собеседникам, что считать Лукашенко пророссийским политиком – огромное заблуждение. В своих мемуарах Леонов искренне сожалел, что «подсадил» наверх настолько двуличного человека. Суть личности Лукашенко, убеждал Леонов, в том, что он – «и нашим и вашим». Пока ты ему нужен, он твой друг. Пропала необходимость – и разошлись ваши пути-дорожки.

И вот ведь какая метаморфоза. Заняв нишу «партнёра России», Лукашенко выставил своих оппонентов чуть ли не её врагами. Из того же Леонова он сделал пугало – мол, это же спонсор непримиримой антироссийской оппозиции! И как вы только можете принимать его в России?! При этом как раз Гончарик и Леонов в 2001 году откровенно шли на сближение с Москвой (при активном посредничестве руководства местных спецслужб) с перспективой провозглашения союзного государства немедленно, сразу же после победы на выборах. Однако белорусские избиратели Гончарика не поддержали, поддавшись, судя по всему, неуклюжему крестьянскому обаянию Лукашенко. То же самое сегодня мы наблюдаем на Украине: за Зеленского голосовали в пику Порошенко, как за «пророссийского» политика, пусть условно, но сам-то Зеленский, как и Лукашенко, никогда не был пророссийским. Даже условно.

Сюрприз для Батьки

Раскусил двуличие Лукашенко, пожалуй, только российский посол Михаил Бабич. С которым Батька демонстративно не ужился, спровадив того восвояси. Но сегодня именно Бабич, как представитель «команды Дмитрия Козака», во многом определяет политику на постсоветском пространстве. В том числе и российско-белорусские отношения. И он уже пообещал Лукашенко «приключения», от которых у того «дух захватит». Поговаривают, что визит в Москву на парад мог бы и вовсе не состояться, – якобы на приглашении Лукашенко настояли его российские покровители, среди которых называют главу Сбербанка Грефа и бывшего зампреда правительства Шувалова. Но, видать, визиту были не слишком рады, – в контексте приветствия у кремлёвской трибуны, а также слухов о том, что Лукашенко чуть ли не «сорвался и уехал в Минск». Пишут, что самые насущные вопросы российско-белорусской повестки Путин и Лукашенко так и не обсудили, а о грядущих президентских выборах даже и словом не обмолвились.

Лукашенко то поёт осанну вечной дружбе наших народов, то поносит Россию, на чём свет стоит. И никто не пытается разобраться, а какой он на самом деле, Лукашенко? Друг он нам, враг или – так? А ведь этой неопределённости уже четверть века

Кстати, о выборах. Накануне Лукашенко упёк за решётку уже второго своего оппонента, Виктора Бабарико, выставив того чуть ли не «кандидатом Кремля». На самом же деле Бабарико поддерживали европейцы. Незадолго до этого Лукашенко сместил заподозренного в пророссийской позиции премьера Румаса. Куда ни глянь – «рука Москвы»! Таким образом, двое соискателей чалятся на нарах, ещё двое, Губаревич и Таболич, сняли свои кандидатуры. В качестве конкурентов Лукашенко оставил, как ему кажется, самых «беззубых», а значит, безопасных соискателей.

Смотрите также:  «Лемуры Пригожина» провалили выборы на Мадагаскаре

Вот только у Москвы заготовлен сюрприз. Даже два. Первый – это кандидат, которого до времени не раскрывают. Регистрация кандидатов заканчивается 4 июля, и неприятный для Лукашенко, но довольно-таки популярный кандидат будет заявлен в самый последний момент. Второй сюрприз, в случае победы на выборах, могут преподнести Лукашенко его депутаты. По закону они не имеют права снимать президента, но они вправе поставить вопрос о законности его избрания, будучи сами народными избранниками. Об этом плане Лукашенко знает, потому-то он и отправил в отставку Румаса. Но есть нюанс, и он касается момента, когда парламентарии смогут сказать своё веское слово. Для президента этот момент может стать неожиданностью, заставшей его врасплох. Есть, впрочем, и другие неприятные для Лукашенко сюрпризы, в частности непубличное наведение мостов с богатейшим белорусским олигархом Владимиром Пефтиевым. Не исключено, впрочем, что Лукашенко попытается в очередной раз убедить Москву в собственной лояльности. Шанс это сделать будет у него 30 июня, во время торжественного открытия воинского мемориала под Ржевом.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *