Отсидевший 13 лет Эмин Ахмедов выдворен в Баку

Вчера из СИЗО-1 Красноярска по отбытии срока наказания освободился 36-летний азербайджанский бывший вор «в законе» Эмин Ахмедов, более известный в криминальных кругах как Эмин Аджикабульский. В соответствии с принятым в январе этого года решением руководства МВД России, которое накануне было доведено до сведения Ахмедова сотрудниками ГУУР, его дальнейшее пребывание на территории страны признано нежелательным на пожизненную перспективу. Сегодня днем Эмин Ахмедов вылетел в Баку. По нашим данным, Эмин был осужден в декабре 2007 года Московским городским судом к 13 годам в колонии строгого режима по статьям: «бандитизм», «разбой» и «покушение на убийство». За время отбытия наказания Ахмедов содержался в местах лишения свободы на территории Чувашии, Карелии, Магаданской и Владимирской областей, а также Красноярского края, дважды переводился на тюремный режим.

Несмотря на то, что сам Эмин называет себя вором с большой буквы, в уголовной среде его статус окончательно не подтвержден. На сегодняшний день, наряду с Альбертом Рыжим, Хаджи Бейлаганским, Руфатом Гянджинским, Джейхуном Гянджинским и Рафиком Масаллинским, Эмин ассоциируется с сомнительными и непризнанными криминальными лидерами, находящимися в открытой конфронтации с первым лицом всей азербайджанской преступности, вором «в законе» Надыром Салифовым, он же Гули.

Напомним, Эмин Ахмедов был коронован в самое смутное время, в феврале 2013 года — через месяц после убийства Деда Хасана, членами мингрельского клана «Кардава-Мзарелуа» в составе группы воров, в которую, помимо него, вошли: Ахмед Шалинский, месяцем ранее отказавшийся от аналогичного предложения от клана «Ониани-Джангвеладзе», Звиад Тбилисский, доказавший свое искреннее стремление в семью тем, что при встрече в Питере порезал давнишнего кровного врага Дато Себискверадзе, Роланда Чикваидзе, и Рашад Гянджинский.

Кандидатуры Рашада и Эмина, продвигаемые лично азербайджанским вором «в законе» Алибалой Гамидовым, он же Годжа, сразу же вызвали неприятие у Гули, с которым этот вопрос заранее не был согласован. Вследствие чего находившийся тогда в уптарской «четверке» Эмин, не успев получить корону, тут же ее потерял. Ни в тюрьме Минусинска, ни в тюрьме Владимира, где Эмин содержался впоследствии, вором его не признавали. В одном из последних прогонов на тему Эмина уже во время пребывания в тюрьме Енисейска его неворовской статус был закреплен краслаговскими ворами: Шамазом, Юрой Лазаревским, Леваном Гальским и Кобой Краснодарским.

Одним из тех, на чью поддержку в сложившейся ситуации может рассчитывать Эмин, называют Важу Биганишвили, которого к этой теме еще при жизни подключил ныне покойный Годжа. Нарушив введенный запрет Шакро, Важа уже и так дал богатую пищу для размышлений относительно своих лидерских амбиций. Между тем, в отличие от ряда выдвиженцев других кланов, по разным причинам уже сложивших свои полномочия, все Важины протеже, коронованные им в «тучные» 2012-2013 годы, до сих пор сохраняют свои титулы. Впрочем, что касается Эмина, решить свой вопрос в обход Гули ему едва ли удастся даже с помощью Важи, если тот, конечно, будет продолжать и дальше настаивать на своем пути презрения к авторитетам ради расширения воровской семьи.


Роспрес

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *