«Патриотизм» Виталия Орлова: рыба российская — жизнь английская

Глава группы «Норебо» Виталий Орлов вновь ставит свою компанию под удар. Его конфликт с бывшим партером Александром Тугушевым, претендующим на треть компании, мало того что вышел на международный уровень и уже успел обрасти даже уголовными делами, так теперь еще грозит серьезными потерями не только самой «Норебо», но и связанным с ней структурам — в частности ее крупнейшему кредитору Сбербанку.

Имея подвязки в российских судах и не гнушаясь подставами, владелец крупнейшего рыбопромышленного холдинга «Норебо» Виталий Орлов решил воспользоваться привычными методами. В конце мая Александр Тугушев подал заявление в Следственный комитет с требованием возбудить уголовное дело, так как, по его утверждению, Орлов пытается обмануть Арбитражный суд Мурманской области. Тугушев считает себя потерпевшим от фальсификации доказательств (ст. 303 УК РФ), а также от деятельности преступного сообщества, якобы возглавляемого Орловым (ст. 210 УК РФ).

Напомним, как следует из документов Высокого суда Лондона, Тугушев утверждает, что вместе с Орловым и шведом Магнусом Ротом стоял у истоков «Норебо». Однако в результате заговора Орлова, Рота и еще одного сотрудника компании, Андрея Петрика, был лишен своей части, что составляло треть компании. Сейчас он оценивает общий ущерб в $350 млн и требует его возмещения.

Виталий Орлов 

У Орлова на это другая точка зрения. По его утверждению, Тугушев продал акции «Альмор Атлантики» (компании-предвестника «Норебо») в 2003 году, перейдя на госслужбу. Годом позже Тугушев был арестован по обвинению в мошенничестве и приговорен к шестилетнему тюремному сроку. После освобождения в 2009 году он захотел вновь войти в бизнес, который, как считает Орлов, совершил за это время большой скачок вперед, и заслуги Тугушева в этом никакой не было.

Тем не менее после того, как летом прошлого года Тугушев обратился к английскому правосудию, активы Орлова на сумму $350 млн при общей стоимости компании, оцениваемой в $1,5 млрд, были заморожены. 

В марте уже этого года Высокий суд Англии и Уэльса пришел к выводу, что он является наиболее подходящим местом для рассмотрения этого дела, и в апреле отказал Орлову в праве на апелляцию, подтвердив, что рассматриваемое дело относится к английской юрисдикции.

Однако, как выяснил «Коммерсантъ», 20 мая 2019 года в картотеке дел Арбитражного суда Мурманской области появилось заявление Орлова о возражениях против решения иностранного суда. Его рассмотрение назначено на 17 июня. Таким образом Орлов пытается перевести спор в удобную для него российскую юрисдикцию. 

Арбитражный суд Мурманской области

В свою очередь, в заявлении Тугушева в Следственное управление СК РФ по Мурманской области сообщается о подмене, которую совершили адвокаты Орлова, приложив к заявлению в Арбитражный суд Мурманской области «Приказ» (Order) английского суда, вынесенный в апреле, в котором рассматривалась возможность подачи апелляции, и нотариально заверенный перевод, в котором этот документ был назван «Решением». Тугушев считает, что такой перевод был сделан намеренно, чтобы можно было подать возражение на «Приказ», который «Решением» не является. При этом, по мнению Тугушева, Орлов умалчивает о том, что вопрос юрисдикции был разрешен английским судом еще в марте 2019 года, когда английский суд на десятках страниц описал, почему считает его резидентом Великобритании и признает свою юрисдикцию в отношении этого спора.

Судья Карр приняла решение о подсудности спора, посчитав убедительными представленные стороной Тугушева доводы о том, что Орлов проживает в Англии. Кроме того, рассмотрение спора в английской юрисдикции даст возможность вызвать в суд и Рота.

Сам же Орлов утверждал, что живет в Мурманске, а в Англию приезжает редко и только с деловыми визитами.

Для установления справедливого решения суду понадобилась полностью проследить биографию главы «Норебо».

Александр Тугушев

Так, из материалов Высокого суда следует, что, родившись в Мурманске, Орлов покинул Россию в 1996 году и переехал работать в офисе Scandsea в Норвегии со своей тогдашней женой Татьяной Орловой (в браке с 1988 года) и детьми — Никитой 1989 года рождения и Вениамином 1995 года рождения. Еще двое мальчиков родились уже за границей — в 2002 и 2005 годах. Все впоследствии получили норвежское гражданство.

В конце 2005 года Орлов и его семья переехали в Англию, где приобрели дом в Вейбридже (Weybridge), называемом «Уолденхерст» (Waldenhurst)).

В 2007 году брак Орлова распался, и дом в Уолденхерсте отошел жене.

По словам Орлова, в период с 2007 по 2014 год он проводил жизнь в регулярных разъездах и у него не было постоянного места жительства, хотя он поддерживал «ограниченную, но значительную связь» с Англией. Чаще всего он проводил время в Гонконге (и был там налоговым резидентом), пока в 2009 году не купил квартиру в Фулхэме (Fulham), чтобы чаще видеться с сыновьями. Орлов говорит, что он планировал продать эту квартиру, однако в итоге оставил ее одному из сыновей. 

В 2012 году он внес долю за квартиру в строящемся фешенебельном небоскребе на берегу Темзы St George Wharf Tower (Vauxhall Tower). За 15 млн фунтов он выкупил целый этаж на 39 этаже с панорамным видом на город.

St George Wharf Tower

Позже Орлов расскажет, что, несмотря на то что в июле 2014 года он и его гражданская жена — бывшая няня его детей Лариса Шумова решили переехать в Россию, он все же решил оставить эту квартиру в собственности, так как она бы заменяла бы ему гостиницу в моменты его посещения Лондона.

При этом Орлов настаивает, что его основным местом жительства является Мурманск, где у него есть квартира в высотке на улице Буркова (купленная в 2009 году) и дача в непосредственной близости от города (куплена в 2016 году). Он говорит, что с 2014 года его социальная, личная, культурная и семейная жизнь базируется в России. Там же живет и Шумова, хотя чаще всего она сопровождает его в зарубежных поездках. 

Чтобы оспорить это заявление, Александр Тугушев привлек детектива, который, поговорив с консьержем в Мурманске и посетив дачу Орлова, выяснил, что глава «Норебо» и его гражданская жена проводят там 1–2 дня в месяц.

Однако даже несмотря на то, что, как было подсчитано, за весь 2017 год Виталий Орлов провел в Великобритании только 51 день, а за первые семь месяцев 2018 года (к моменту вынесения решения суда) — 22 дня, судья сочла, что главное — не время пребывания, а сосредоточие его жизненных интересов.

К примеру, именно в Англии Орлов имеет больше всего объектов недвижимости, которые как по размеру, так и по стоимости превосходят все остальные его владения в других точках мира. Кроме России (где он владеет квартирой и дачей в Мурманске, а также квартирой в Санкт-Петербурге) и Англии, он также имеет две виллы стоимостью 3 млн евро каждая на Канарских островах. 

Канарские острова 

Четверо детей Орлова по-прежнему живут в Англии, как и его бывшая жена (хотя это и не имеет прямого отношения к данному делу). Его старший сын Никита (29 лет) живет в Мейденхеде (Maidenhead) и работает в английском отделении Norebo; Вениамин (23 года) в настоящее время проживает в квартире Фулхэма; два младших мальчика живут с матерью и ходят в школу в Англии.

Также документально доказано, что в дни посещения Великобритании Виталий Орлов не ездил в свой офис, а проводил время с семьей, так как визиты в основном приходились на выходные дни и дни рождения детей. Структура его визитов показывает, что месяцы, когда он вообще не приезжает в Лондон, — это именно те месяцы, когда его младшие сыновья могли путешествовать вместе с ним, например во время школьных каникул.

Шумова сопровождала Орлова почти каждый раз, когда он посещал Англию. При этом в ноябре 2015 года (то есть уже после якобы их окончательного переезда в Россию) она получила постоянный вид на жительство Великобритании (Indefinite Leave to Remain). 

Судья отметила, что вид на жительство предполагает именно проживание в Великобритании, а не периодическое посещение, поэтому поведение гражданской жены Орлова можно расценивать как нарушение правил ее пребывания в стране. Таким образом, суд уличил ответчика в лукавстве, что, по мнению экспертов, может привести к возбуждению отдельного уголовного производства о предоставлении заведомо ложной информации суду и британским властям. 

Несмотря на то, что Орлов настаивает, что корпоративные споры в отношении российских юридических лиц относятся к исключительной компетенции отечественных арбитражных судов, судья Карр полагает иначе. Группа «Норебо» — многонациональный бизнес, связанный с разными странами: Норвегией, Россией, Гонконгом и Англией, приводятся в материалах дела доводы судьи. В бизнесе есть явно российские части, однако соглашение о совместном предприятии заключено в Норвегии — именно там зарегистрирована созданная для этого Ocean Trawlers, а другая структура «Норебо», Three Towns Capital Limited (TTC), — в Гонконге. Несмотря на то что российские рыболовные компании переданы российской компании «Норебо», часть бизнеса по-прежнему записана на TTC. Кроме того, Тугушев получал дивиденды от гонконгских компаний, а европейское подразделение Norebo находится в английском городе Мейденхед, сообщает судья. 

Офис Norebo Europe Limited в Мейденхеде 

По мнению экспертов, шансов обжаловать решение по юрисдикции у Орлова практически нет, так как подобные судебные акты в Англии почти никогда не отменяются.

В свою очередь Орлов, который не в силах как-то повлиять на английское правосудие, начал прибегать к уже привычным методам. О них мы уже рассказывали ранее, когда, например, возник фиктивный судебный процесс в Коптевском районном суде города Москвы, в котором интересы Тугушева без его ведома и по поддельной доверенности представлял незнакомый ему адвокат. Похожая схема была позже реализована и в Лоуховском районном суде Республики Карелия. Или когда в результате поддельных доказательств Тугушева обвинили в угрозах Орлову, за что он даже провел несколько месяцев под домашним арестом. Вот и в этот раз против Тугушева была задействована российская правоохранительная система.

В январе 2019 года защита Орлова получила материалы о возбуждении в Мурманске уголовного дела, по которому Тугушева обвиняют в присвоении 40 млн рублей. Это обстоятельство, считают юристы, могло бы помочь Орлову в создании у английского суда «критического отношения» к позиции его оппонента. 

Совладелец специализирующегося на рыболовстве мурманского ООО «Восход» Александр Сычев обратился в региональное УМВД с заявлением о возбуждении в отношении Тугушева уголовного дела по ч. 4 ст. 159 УК РФ (мошенничество в особо крупном размере). Как сообщает «Коммерсантъ», по словам Сычева, в 2017 году он договорился с Тугушевым о совместном бизнесе по добыче креветки в Баренцевом море. Совместному проекту требовалось порядка 40 млн рублей на покупку и ремонт судна, способного добывать около 1,5 тыс. тонн креветки в год. Из документа следует, что заявитель передал Тугушеву 10 млн руб. и $100 тыс. взамен 50% в «Восходе». Остальная доля осталась у гендиректора компании Андрея Мартовицкого, который, по словам Сычева, «фактически работал» на Тугушева. Согласно договоренности, Тугушев должен был перевести деньги на счет «Восхода», но не сделал этого. В ноябре 2018 года уголовное дело было возбуждено УМВД по Мурманску.

Офис Norebo Hong Kong Limited в Гонконге 

Партнер «Рустам Курмаев и партнеры» Дмитрий Горбунов полагает, что документы об уголовном деле призваны сформировать у суда убежденность в «склонности господина Тугушева к регулярному противоправному поведению». Но, подчеркивает юрист, суд может потребовать более весомые доказательства: без приговора или постановления о привлечении в качестве обвиняемого оснований утверждать, что бизнесмен виновен, нет.

Сам же Тугушев все обвинения отрицает и считает это частью умысла Орлова и его сообщников на хищение у него акций компаний группы «Норебо». Тем более, что, по данным Тугушева, Орлов потратил уже 4 миллиона фунтов стерлингов «на неудачную попытку вывести дело из Великобритании» и «продолжает использовать закулисную тактику».

Требуя перенести рассмотрение дела в Россию среди прочего Орлов опирается и на то, что местонахождение спора в Великобритании создает риск для безопасности природных ресурсов страны. 

В своем возражении бизнесмен отмечает, что рыболовный бизнес «Норебо», являясь крупнейшим в России, «имеет стратегическое значение для обороны страны» и решение британского суда о рассмотрении дела именно там «создает риски для безопасности государства» и «противоречит государственной политике Российской Федерации».

При этом стоит отметить, что 60% продукции холдинга, по словам самого Виталия Орлова — этого пламенного патриота, идет на экспорт. Эти 60% — это дорогостоящая продукция с высокой степенью переработки, в то время как в России продается дешевая рыба. То есть в стоимостном выражении доля экспортной выручки будет заметно больше 60%. По данным таможенной статистики за 2013–2017 годы, иностранные торговые компании Norebo Europe и Norebo Hong Kong покупают почти 80% всей продукции, которую российская «Норебо» отправляет за рубеж. Для трески и пикши, которая в основном поставляется в Европу, этот показатель достигает 95%.

С 2017 года «Норебо» начала реализацию на внутреннем рынке своей продукции под тремя собственными торговыми марками: Borealis, Glacialis и Ocean Spirit. Однако все они не входят даже в десятку крупнейших российских продавцов рыбы и морепродуктов.

Продукция «Норебо»

Однако самое главное, чего не могут не понимать адвокаты Орлова, что даже в случае его победы в мурманском арбитраже решение лондонского суда сохранит законную силу за пределами России. Как правильно заметила судья Карр, «Норебо» — международный бизнес и добраться до его активов не составит труда. При этом английский суд может счесть параллельное разбирательство злоупотреблением и применить дополнительные санкции.

Так что, по словам экспертов, Орлов пошел на неоправданно рискованный шаг, который может привести не только к потере западных активов, но и признанию Орлова мошенником английским судом с последующим уголовным преследованием по линии Интерпола. Тем более, что ранее его уже уличили в сокрытии части активов, что для английского правосудия является серьезным правонарушением, за которое предусмотрен тюремный срок.

История, в которую сам себя загнал Орлов, может негативно сказаться и на контрагентах «Норебо» — в частности на его основном кредиторе Сбербанке, cвязь с которым Орлов держит как минимум с 2007 года через своего человека, ныне занимающего пост вице-президента банка Александра Базарова.

Кстати, именно в тот период, пока Тугушев находился в колонии, «Норебо» была реорганизована. Флагманом должная была стать гонконгская TTC, однако в связи с изменением российского законодательства в отношении иностранного владения рыбными активами России в итоге было создано пять российских холдинговых компаний. В том же 2007 году Орлов развелся со своей женой. 

Александр Базаров 

Почему именно в этой, ныне погрязшей в судебных спорах компании Базаров увидел тогда потенциал, неизвестно. Вполне возможно, что он мотивировался не только соображениями корпоративной целесообразности. По имеющимся сведениям, Базаров является крестным отцом одного из детей Виталия Орлова (есть также версия, что супруга Орлова выступала крестной мамой одной из дочерей Базарова). Кстати, по данным «Делового Петербурга», один из сыновей бизнесмена, Вениамин Орлов, приходится крестником Александру Тугушеву. Так что связывать себя не только деловыми, но и семейными узами уже стало для Орлова некой традицией. Правда, как показывает история с Тугушевым, от рисков это не спасает. 

Общий объем предоставленных Сбербанком кредитов за все годы нигде не раскрывается, но только с начала 2019-го финансовая организация выделила «Норебо» средства на строительство десяти морозильных траулеров-процессоров, стоимостью свыше 4 млрд рублей каждый.

По данным телеграмм-канала «Банкста», сейчас размер задолженности «Норебо» перед сторонними кредиторами превышает $800 млн и в случае проигрыша суда компании грозит потеря европейского рынка и дефолт. Тогда уже вопросы появятся и к Базарову — что именно побудило его так опрометчиво вкладываться в компанию с такими рисками?

Документы

The High Court of Justice in England

Арбитражный суд Мурманской области

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *