Почему бюджет должен платить за убытки Мордашова?

В погоне за сверхприбылью олигарх опять наступил «на грабли» санкций.

Миллиардер в очередной раз пытается обойти санкции США, чтобы нажить во Вьетнаме еще 900 млн долларов. Компания «Силовые машины» Алексея Мордашова столкнулась с трудностями при участии в строительстве ТЭС «Лонг Фу-1» во Вьетнаме. Все взаиморасчеты заморожены, а полтора десятка крупнейших контрагентов отказались от участия в проекте из-за санкций. Сообщает корреспонденте «Компромат.ТОП».

В январе этого года «Силовые машины» попали в черный список, что собственно и ожидалось экспертами. Привлекать к участию зарубежные компании, тем более американскую GE, было, по меньшей мере, недальновидно. Что это за контракт? Компания строит ТЭС стоимостью $930,6 млн, и отвечает за проектирование и поставку основного оборудования, а также организацию финансирования. Вьетнамская сторона занимается общестроительными работами стоимостью $204 млн. Заказчик проекта — государственная PetroVietnam (PVN). Первый энергоблок на «Лонг Фу-1» должен быть введен в конце октября, второй — к концу февраля 2019 года.

Олигарх рискует за наш счет

Мордашов хочет государственной помощи

В «Силовых машинах» признают, что отстают: задержка по первому блоку может составить 18 месяцев, по второму — 15 месяцев. Максимальная сумма штрафов за опоздание достигает 10% стоимости контракта, за каждый день просрочки компания будет платить около $200 тыс. за один энергоблок. При этом «Силовые машины» уже выплатили подрядчикам более $505 млн, но получили от заказчика только $253 млн и пока не могут получить экспортную выручку в размере $95 млн.

Основной проблемой сейчас является невозможность взаиморасчетов, так как у вьетнамских банков нет отработанной схемы трансакций с санкционными компаниями. В «Силовых машинах» предлагают, подписав допсоглашение, перевести стоимость EPC-контракта между компанией и заказчиком из доллара в евро, а валютой платежа по контракту сделать рубль вместо доллара. У компании также возникли сложности с получением банковских гарантий по контракту, и она просит заменить их на гарантийное или страховое обеспечение Российского экспортного центра. Кстати, этот государственный институт возглавляет Игорь Шувалов – бывший первый вице-премьер российского правительства, а ныне председатель Внешэкономбанка. Интересно, согласится ли он поддержать бедного миллиардера за государственный счет?

То есть, если бы «прокатило», то Мордашов бы получил почти миллиард долларов, а, когда «американский петух клюнул» — то просит за его риски ответить народными деньгами. Кстати, попытки Дмитрия Медведева еще в начале года «уладить» дело с вьетнамской стороной ни к чему не привели. Проблема также обсуждалась на переговорах Владимира Путина с генсеком Компартии Вьетнама Нгуен Фу Чонгом 6 сентября, тогда вьетнамская сторона сообщила, что отставание по срокам строительства составляет год.

Скандал с Филипповым

Надо сказать, это уже не первый скандал вокруг контрактов «Силовых машин». 19 июля прошлого года «Силовые машины» провели собрание совета директоров, во время которого обсуждали «досрочное прекращение полномочий генерального директора Романа Филиппова и расторжение трудового договора с ним».

Ранее, в середине июля, информированный источник сообщил СМИ, что Филиппова задержали 13 июля и допросили в ФСБ по уголовному делу о разглашении гостайны. Однако собеседник агентства при этом заявил, что процессуального статуса по этому производству у генерального директора «Силовых машин» «пока нет», и отметил, что задержание, якобы, не связано с делом о турбинах Siemens. Но именно в начале июля стало известно, что четыре газовые турбины Siemens SGT5-2000E были поставлены в Крым в обход европейских санкций. Оборудование было изготовлено совместным предприятием Siemens и ОАО «Силовые машины» — «Сименс Технологии Газовых Турбин», которое базируется в Санкт-Петербурге. По данным источников агентства Reuters, эти турбины предполагались для строительства двух электростанций в Краснодарском крае, однако в итоге были поставлены в Крым. Siemens даже подала в суд против «дочки» «Ростеха» — компании «Технопромэкспорт», которая занималась закупкой турбин и доставила их в Крым. Однако дочерняя компания «Ростеха» настаивала, что поставленные в Крым турбины были закуплены на вторичном рынке и модернизированы на российских заводах.

«Силовые машины» теряют былую силу

Сначала – твоё, а потом – каждый своё!

Вернемся к нынешним событиям во Вьетнаме. Итак, Мордашов заявляет: «Поскольку условия свободного рынка для «Силовых машин» были существенно подорваны санкциями, мы просим правительство помочь нам восстановить равные правила игры»». Вон оно как! Олигарх теперь вдруг захотел равные правила! А давал ли он равные правила своему крестному отцу – директору Череповецкого гиганта «Северсталь» Липухину? Или рабочим этого предприятия? Нет, по воспоминаниям Липухина, он действовал как обычный трейдер.

Приватизация началась в 1993 году. Контрольный пакет в 51% предстояло распределить среди работников по закрытой подписке, а 29% должны были выставить на чековый аукцион. Так что липухинской команде надо было срочно скупать ваучеры на все доступные деньги.

Деньги эти зарабатывали так. Под скупку акций была создана фирма «Северсталь–Инвест». По закону в приватизации не могли участвовать предприятия, в которых государственные компании имели более 25%. Поэтому в «Северсталь–Инвесте» сам комбинат имел лишь 24% . Остальными 76% владел лично Мордашов. Липухин предложил было создать ядро акционеров из членов совета директоров и других «наиболее уважаемых людей на комбинате», но Мордашов его отговорил. Да Липухин особенно и не настаивал. «Тогда в приватизации мало кто разбирался, они боялись с ней связываться», — вспоминал Мордашов.

Коммерция на обмане рабочих?

Комбинат отпускал «Северсталь-Инвесту» металл по низким ценам. Огромную маржу от его перепродажи трейдерская фирма пускала на покупку ваучеров, а заодно и акций у рабочих. «Практически я торговал сам с собой, — говорил Липухин. — Цены я мог устанавливать любые, понимаете? Я, конечно, видел, что это чистейшая… что это фиктивная работа, не совсем правильная коммерция. Однако я контролировал действия этой фирмы, обеспечивал ее товаром и кредитами, защищал от всех контролирующих организаций, от налоговой инспекции, министерств, валютного контроля»»

По словам Липухина, «Северсталь-Инвест» не только получал металл по заниженным ценам, но и брал у комбината большие кредиты. Деньги накапливались быстро. И в результате чекового аукциона менеджеры «Северстали» сумели заполучить почти весь выставленный на торги пакет акций.

Со временем «Северсталь-Инвест» выкупил почти все акции и у трудового коллектива. «Тогда были очень трудные времена, часто не выплачивали заработную плату, и люди охотно продавали свои акции», — вспоминает Липухин. Не упоминая при этом, что часть денег, ушедших в «Северсталь-Инвест» из-за низких отпускных цен комбината, могла бы пойти на выплату тех же самых зарплат. Рабочих ставили в невыносимые условия, чтобы они за копейки продали свои акции.

«Северсталь» — гигант металлургии

Крестный отец — в пролете

Как водится, несколько позднее Мордашов и своего благодетеля Липухина обошел. В 1996 году Мордашов стал гендиректором «Северстали», а Липухин занял пост председателя совета директоров. Тут-то он, наконец, позаботился о формальном владении акциями. Те 43% акций «Северстали», которые к тому времени аккумулировал «Северсталь-Инвест», были переведены на другую структуру — «Северсталь-Гарант», на 51% принадлежащую Мордашову, на 49% Липухину.

Сначала, по словам Липухина, договаривались о равных долях: «Когда я принял решение уходить, я ему сказал — выскажи твои предложения, как разделить эти акции. Он говорит: поровну. Я говорю: хорошо, согласен. После того как он стал директором, он с друзьями уехал на какие-то острова, погуляли недельку, а когда вернулся, пришел и сказал: поровну не совсем для меня нормально, давай тебе 49%, а мне 51%. Мне было безразлично. Я сказал: ну давай, я согласен». Забегая вперед, сообщим, что позднее Липухин продал свою долю Мордашову, переехал в Канаду и умер от инфаркта. Но это уже другая история…

Сколько же будут продолжаться финансовые вливания бюджетных средств в частные многомиллиардные компании? Олигархи вместо того, чтобы развивать промышленность внутри страны, инвестировать в собственный народ – выводят деньги за рубеж. Скупают там дворцы и яхты, не говоря уже об акциях западных фирм. Но, как только сталкиваются с трудностями, бегут к нашим чиновникам за бюджетными деньгами. Надеемся, что мы сможем воочию увидеть — есть ли у господина Шувалова какой-то личный интерес в проекте Мордашова? Или он – честный государственный муж?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *