Почему министр труда Максим Топилин говорит о рекордно низкой безработице в России

Отчёты российских министров всё чаще заставляют вспомнить старый анекдот про шесть основных противоречий социализма: нет безработицы, но никто не работает; никто не работает, но план выполняется; план выполняется, но в магазинах ничего нет; в магазинах ничего нет, но у всех всё есть; у всех всё есть, но все недовольны; все недовольны, но все за. И если полки в магазинах сейчас завалены продуктами, ситуация с безработицей у нас на порядок хуже, чем говорится в официальных докладах.

До конца года работы может лишиться почти миллион россиян. В правительстве об этом как будто не знают.

В конце сентября на пленарном заседании Госдумы министр труда Максим Топилин заявил, что в стране установился рекордно низкий уровень безработицы. На тот момент безработными официально числились чуть более 650 тыс. человек. По словам министра, на рынке труда возник дефицит рабочей силы. Мы помним, что нехватка работников, которая в будущем будет якобы увеличиваться, была одним из обоснований повышения пенсионного возраста. Но как обстоят дела на самом деле? В начале года эксперты оценивали число так называемых скрытых безработных в 28 млн человек (при численности трудоспособного населения чуть больше 80 млн человек). Нет никаких свидетельств, что с тех пор ситуация улучшилась. Даже официальная статистика позволяет сделать вывод: дальше будет хуже.

Скрытые безработные – это не только люди, которые не имеют работы и не стоят на учёте в службе занятости. Это ещё и те, кто работает неполный рабочий день либо находится в простое по вине работодателя и по причинам, не зависящим от работодателя и работника. По сведениям Росстата, во втором квартале 2018 года (данные за июль – сентябрь пока не опубликованы) таковых насчитывалось 972 тыс. человек – почти миллион! Из них в простое находятся 142,6 тыс. человек, 52,6 тыс. человек перешли на неполное рабочее время по инициативе работодателя. А оставшиеся 778 тыс. работников сделали это по соглашению с работодателем, читай – добровольно отказались от части заработной платы или вообще взяли отпуск без денежного содержания. Ситуация эта характерна для моногородов, где людям трудно найти новую работу и потому они соглашаются работать два дня в неделю за «минималку» на единственном заводе или сидеть в неоплачиваемом отпуске и заниматься огородом.

По сравнению со вторым кварталом 2017 года число россиян, работающих неполный день по соглашению с работодателем, увеличилось почти на 10% (61 тыс. человек). Больше их было только в тяжёлом 2016 году, когда, по данным Института социального анализа и прогнозирования РАНХиГС, влияние кризиса ощутили 78% жителей России. Но суть проблемы даже не в том, что сотни тысяч людей стали меньше зарабатывать.

И не в том, что данные Росстата не учитывают предприятия малого бизнеса, где ситуация может быть ещё хуже. Переход на неполный день часто бывает предвестником массовых сокращений персонала. Разрозненные цифры из регионов указывают на то, что сокращения идут по нарастающей траектории.

Тянуть до последнего

Показательной можно считать ситуацию в Набережных Челнах. С начала 2018 года в городе с населением чуть более полумиллиона по причине ликвидации компаний или сокращения штата под увольнение попали 585 человек. Из них лишь половина – 285 человек – встали на учёт в службе занятости. Каждый пятый среди сокращённых достиг пенсионного возраста. Буквально на днях челнинские СМИ сообщили о массовых увольнениях работников местной продуктовой сети. Ретейлер, работающий в формате «магазин у дома», накопил долги перед поставщиками, его владельцы рассматривают возможность продажи бизнеса крупной федеральной торговой сети. Но пока работников «просят» написать заявления об увольнении по собственному желанию. Просьба эта, по некоторым данным, могла коснуться 30–40% персонала. Если всё действительно так, то сотни людей могут потерять работу и не будут при этом отражены в статистике по сокращениям. Широкой огласке такие случаи предаются только благодаря контактам увольняемых с прессой.

Максим Топилин, доход которого в 2017 году составил почти 6 млн рублей считает, что на 1900 рублей в месяц человек может протянуть до момента, когда найдёт новую работу. фото: Дмитрий Азаров/Коммерсантъ

С начала 2018 года более 5 тыс. человек попали под сокращение в Уфе. В Челябинской области в октябре – декабре рабочие места потеряют более 2 тыс. человек. Показательно, что почти треть из них работает на крупном дорожно-строительном предприятии «Юж­уралавтобан». На протяжении многих лет эта компания получала многомиллиардные государственные подряды, а потом оказалась участником коррупционного скандала с бывшим губернатором Михаилом Юревичем. Теперь «Юж­уралавтобан» находится в стадии банкротства, а работников выбрасывают на улицу. Понятно, что мощности предприятия могут быть восстановлены новыми собственниками и инвесторами, но вот когда это произойдёт?

В похожей ситуации, как уже писала «Наша Версия», находится агрохолдинг «Белая птица», предприятия которого расположены в Белгородской, Ростовской и Курской областях. Конечными его бенефициарами считают бывших владельцев Промсвязьбанка братьев Алексея и Дмитрия Ананьевых. Когда «Белая птица» потеряла кредитную подпитку из дружественного банка, птицефабрики начали консервировать производство и сокращать персонал. Агрохолдинг занимал четвёртое место по объёмам производства курятины в России. Теперь его место на рынке займут конкуренты, и тогда восстановление птицефабрик в Белгородской, Ростовской и Курской областях будет выглядеть ещё более туманным, чем сейчас. Куда пойдут бывшие работники «Белой птицы»?

Каждая пятая российская компания убыточна, а почти треть предприятий работает с нулевой прибылью. Об этом свидетельствуют финансовые результаты российского бизнеса за 2017 год

Но вернёмся в Челябинскую область. В августе в регионе ходили тревожные слухи о подготовке масштабных сокращений на «ЧТЗ-Уралтрак» и НПО «Электромашина», входящих в холдинг УВЗ. Руководство «Уралвагонзавода» опровергло эту информацию. Однако, как сообщило в начале октября Главное управление по труду и занятости населения региона, более 1,5 тыс. работников «ЧТЗ-Уралтрак» переведены на неполное рабочее время по инициативе работодателя. Понятно, что государственный холдинг не может взять и забыть о социальной ответственности и потому будет оттягивать крайние меры до самого последнего момента. Однако другие проблемные предприятия не могут позволить себе такую роскошь, всего в октябре – декабре 2018 года сократить персонал намерены 176 работодателей.

Почему это происходит? Каждая пятая российская компания убыточна, а почти треть предприятий работает с нулевой прибылью. Об этом свидетельствуют финансовые результаты российского бизнеса за 2017 год, которые опубликовала на днях Федеральная налоговая служба. Понятно, что в некоторых случаях речь идёт о фирмах-однодневках и о компаниях, участвующих в налоговых махинациях, но в целом ситуация удручающая. При таком раскладе сохранение в России стабильно низкой доли безработных (на уровне 1% трудоспособного населения) выглядит неестественным. Откуда берутся эти цифры?

Хитрая статистика

Рассмотрим ситуацию на примере Тульской области. Минтруд региона сообщил, что по состоянию на начало августа 2018 года в центры занятости обратились 4,6 тыс. человек. Из них 3,8 тыс. получили статус безработного. Если сравнить это с численностью трудоспособного населения региона, то получается, что уровень безработицы в нём составил порядка 0,5% – один из самых низких показателей в стране. Но цифра эта лукавая. Если оценивать численность безработных в Тульской области по методике Международной организации труда, которая предполагает проведение анонимных опросов, то в поисках работы там находятся почти 28 тыс. человек – 3,6% экономически активного населения.

Если учесть, что в конце июля число открытых вакансий в регионе составляло 22,5 тыс., то в первом случае действительно можно говорить о дефиците кадров, а во втором – о нехватке рабочих мест. По какой методике рассчитана «рекордно низкая» численность безработных, о которой говорил Максим Топилин в Госдуме, догадаться несложно. Если вспомнить, с какой уверенностью он заявил, что повышение пенсионного возраста не приведёт к росту безработицы, последствия непопулярной реформы начинают играть новыми красками.

КСТАТИ

С 1 января 2019 года максимальный размер пособия по безработице в России будет увеличен с 4900 до 8000 рублей. Новость вроде бы позитивная: выплаты безработным у нас не поднимали в течение 10 лет – с кризисного 2008 года. Но, во-первых, получать пособие можно будет не больше полугода, исключение правительство решило сделать только для людей предпенсионного возраста: они могут рассчитывать на помощь государства в течение 12 месяцев. Во-вторых, примерно половине безработных в России пособия назначают по минимальной планке. В 2019 году она увеличится с 850 до 1900 рублей. Похоже, что Максим Топилин, доход которого в 2017 году составил почти 6 млн рублей (доход его супруги – более 17 млн рублей), считает, что на 1900 рублей в месяц человек может протянуть до момента, когда найдёт новую работу.
Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *