Полицейский произвол – далеко не единственная причина погромов в США

Все будто бы привыкли, что активисты экологи – это святые люди, которые не только защищают природу, но и в целом борются за всё хорошее против всего плохого. На словах «зелёные» организации регулярно выступают против насилия, особенно, если оно направлено на этнические или какие-то иные меньшинства. Однако сами меньшинства зачастую воспринимают крупнейшие экологические организации в Америке как настоящую цитадель расизма и нетерпимости. Мы разобрали доводы тех, кто утверждает, что функционеры природозащитных организаций виноваты в погромах не меньше, чем полицейские.

Пока афроамериканцы сносили памятники рабо­владельцам и работорговцам, нам казалось, что мы понимаем ситуацию в США. Но когда с постаментов полетели статуи людей вроде президента Авраама Линкольна и известного борца против рабства полковника Ханса Кристиана Хега, стало ясно, что мы ничего не знаем о природе «чёрных протестов» в Америке. Белым сейчас припоминают и рабство, и расовую сегрегацию. Но всё это слишком примитивное объяснение череде «цветных» митингов, которые проходят параллельно с поджогами и грабежами.

Появились основания для предположений, что это протест против белых как таковых. Убийство Джорджа Флойда стало спусковым крючком, но вряд ли полицейский произвол следует считать единственной причиной погромов. Есть и другие, не менее весомые, причины, о которых молчат политики, пытающиеся оседлать протестную волну. Молчат потому, что в реальности эту пороховую бочку подготовили организации, которые созданы белыми и вроде бы выступают в поддержку национальных меньшинств. Мы говорим о «зелёных», точнее о тех, кто лицемерно взял на себя роль защитников угнетённой природы.

Экорасизм

Чёрные живут в самых загрязнённых районах американских городов. При этом они почти не представлены в руководстве крупных экологических организаций США, и эти конторы обращают куда больше внимания на природу в Африке и Латинской Америке, нежели у себя дома. Белые сторонники движения Black Lives Matter (BLM) говорят об институциональном расизме, указывая на плохие школы и отсутствие современной городской среды в негритянских гетто. Но невозможно создать всё это в районе, где действует мусоросжигательный завод или полигон токсичных отходов.

Сам термин «экологический расизм» появился в начале 1980-х, когда исследование активистов из Северной Каролины обнаружило прямую связь между местами размещения опасных отходов и бедными районами. Проблема известна давно, но её по-прежнему замалчивают большинство системных политиков и правозащитников. Последние слова Джорджа Флойда – I can’t breath! («я не могу дышать!») – прозвучали на весь мир в контексте полицейского произвола. При этом мало кто вспомнил об афроамериканских кварталах, где едва ли не 100% жителей страдают астмой из-за токсичных свалок и промышленного сжигания мусора. «Нам нужно быть едиными и не забывать, что борьба за социальную справедливость, расовое равенство и климатическую справедливость – это одна и та же борьба» – такими словами поддержала BLM шведская активистка Грета Тунберг. Перевести их можно так: «Униженные и оскорблённые, вступайте в ряды борцов с глобальным потеплением!». Ни слова о конкретных экологических проблемах, с которыми сталкиваются в США чернокожие (впрочем, как и индейцы, и выходцы из стран Латинской Америки). Ещё бы, ведь иначе можно остаться без поддержки крупных американских корпораций.

«Бело-зелёная» номенклатура

Вообще, у этой темы пора­зительно долгая история. В 1993 году некто Крис Кларк опубликовал в журнале Массачусетского технологического института статью под заголовком Is the Green Movement Too White? («Не слишком ли белое зелёное движение?»). «Зелёные смотрят на коренные народы как на питомцев, о которых надо заботиться… Когда интересы местных жителей идут вразрез с «зелёными» ценностями, тон разговора сменяется на уничижительный», – заявил Крис Кларк. Он привёл в пример конфликт между испано­язычными фермерами и крупной экологической организацией The Nature Conservancy. Защитники природы «на окладах» пытались закрыть от фермеров пастбища, которыми те пользовались в течение десятилетий, объявив последних «эгоистичной деревенщиной». «Хотя эти экологи и могли действовать от чистого сердца, их отношение к местному укладу мало отличается от того, что демонстрируют крупные нефтяные компании, разрушающие экосистемы» – примерно к такому выводу пришёл Кларк. Причиной всего этого он посчитал то, что «большинство американских экоорганизаций снежно-белые по своему составу».

Статья была опубликована почти 30 лет назад, но за эти годы мало что поменялось. В 2007 году чернокожий активист Ван Джонс снова объявил, что экологические движения «слишком белые», и даже создал собственную организацию – Green For All («Зелёный для всех»). Ему ответила известная в «зелёной» среде белая женщина-эколог Лорна Зальцман, которая, если коротко, посчитала, что афро­американцы сами виноваты. Дескать, они сами определяют свои проблемы как проблемы чернокожих, а не проблемы окружающей среды. Будто бы токсичность свалок можно уменьшить при помощи «правильной» риторики.

В 2013 году материал о том, что экологическое движение в США по своей сути является состоятельным белым сообществом, опубликовала газета The Washintgon Post. В 2018 году ту же тему подняло издание Школы природных исследований при Йельском университете. Профессор социологии Дорсета Тейлор отметила, что многими экологическими организациями до сих пор руководят люди, занявшие свои посты в конце 1970-х – начале 1980-х годов, причём некоторые из них не имеют учёной степени в области охраны окружающей среды. По её словам, дескать, темнокожие студенты не идут работать в такие организации, поскольку не хотят «сидеть за стойкой, отвечать на звонки, варить кофе и заниматься этим всю жизнь». Если это не дискриминация по цвету кожи, то что это?

Головорезы за природу

При всём при этом, как и Грета Тунберг, крупнейшие экологические организации не упускают возможности сделать себе рекламу на массовых протестах в США. Всемирный фонд дикой природы (WWF) опубликовал на днях заявление следующего содержания: «Фонд работает в 100 странах, чтобы построить будущее, в котором люди и природа будут процветать. Наше разнообразие – наша сила. Мы преданы идее разнообразия среди наших сотрудников и партнёров, а также разнообразию жизни на Земле. И мы стремимся защищать права всех людей во всём мире».

Всё бы ничего, вот только никакого расового разнообразия в американском подразделении WWF не наблюдается:12 из 15 топ-менеджеров белые, в совете директоров из 23 человек нет ни одного чернокожего.

Более того, о том, как в реальности фонд относится к разным народам, мы подробно узнали год назад. Американское интернет-издание BuzzFeed опубликовало материал о весьма своеобразных способах охраны дикой природы в Африке и Азии. По данным портала, WWF при содействии местных правительств якобы использует для этого вооружённых наёмников, оплачивая покупку для них холодного и огнестрельного оружия. В ходе расследования выяснилось, что эти боевики проводят рейды в деревнях, прилегающих к национальным паркам. Они пытают местных жителей, если те вызывают подозрения или могут предоставить нужную информацию. Редакция BuzzFeed сообщила, что имеет свидетельства об избиении людей бамбуковыми палками или мачете, изнасилованиях, о пытках утоплением и об убийствах в таких странах, как Камерун, ЦАР и Непал. Якобы в самом фонде осведомлены об этих преступлениях, но закрывают на них глаза, а иногда даже прямо лоббируют прекращение государственных расследований в странах присутствия наёмников. Способна ли такая организация отстаивать экологические права чернокожего населения США?

Можно сколько угодно рассуждать о позитивной дискриминации (сознательного перекоса в пользу меньшинств) в парламентах и правительствах, но американским экологическим организациям без этого, по всей видимости, не обойтись. Нет других способов победить белый экологический расизм, который стал одной из ключевых причин неблагополучия чернокожих сообществ.

Конкретно

По мнению авторов BuzzFeed, на примере одной из жестоких расправ в Непале типичная тактика вооружённых до зубов «защитников природы» выглядит следующим образом. Местного жителя заподозрили в убийстве носорога в национальном парке, но тушу животного не нашли. «Бойцы», судя по всему, работающие по контракту с WWF, всё равно задержали этого человека. Через несколько дней он умер от пыток. Ничего не скажешь – привели к «процветанию в гармонии с природой».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *