Полковник Ржевский оборвал службу выстрелом

По предварительным данным, в Нижнем Новгороде совершил суицид 58-летний полковник полиции Павел Ржевский, шесть лет возглавлявший УГИБДД по Нижегородской области. Он подал в отставку на прошлой неделе после того, как сотрудники ФСБ задержали его заместителя за фальсификацию протокола ДТП в 2018 году. Формально из органов внутренних дел он еще не был уволен и находился в отпуске перед отставкой. Вероятный суицид связывают именно с этой проблемной ситуацией.

Информация о самоубийстве начальника УГИБДД по Нижегородской области Павла Ржевского распространилась в полицейских чатах после того, как 29 апреля было обнаружено его тело. В нижегородской полиции подтвердили факт гибели офицера: «В настоящее время он находился в очередном отпуске. Руководством управления МВД назначена служебная проверка для выяснения всех обстоятельств случившегося и мотивов совершенного поступка». 20 апреля Павел Ржевский подал рапорт об увольнении по выслуге лет.

По неподтвержденным данным, полковника нашли в служебном кабинете, рядом с ним было обнаружено наградное оружие, которое, вероятно, хранилось у него на работе, если находившийся в отпуске офицер не принес его с собой в управление.

Добровольной отставке полковника предшествовало задержание двух его подчиненных: 17 апреля сотрудники ФСБ задержали заместителя Павла Ржевского Алексея Сатова и инспектора роты ДПС Алексея Коченкова по подозрению в должностном преступлении. Заместитель начальника УГИБДД был помещен судом под домашний арест. По фабуле обвинения, в декабре 2018 года он, будучи еще начальником контрольно-профилактического отдела управления, незаконно распорядился исказить протокол ДТП, случившегося в районе автостанции Сенной. В итоге виновником аварии оказался водитель «ГАЗели», которого затем оштрафовали, а не водитель Mazda CX-5, нарушивший правила проезда перекрестка. В областном управлении МВД по Нижегородской области заявили, что его непосредственное руководство (т.е. начальник Госавтоинспекции Ржевский. – «Ъ»), «будет привлечено к строгой дисциплинарной ответственности».

Смотрите также:  Госактив Свердловской области похоронил полмиллиарда рублей и более миллиона бройлеров

Для сотрудников областного УГИБДД, полиции и хороших знакомых Павла Ржевского случившееся стало шоком. «Ничего не предвещало! Я буквально вчера заходил в областное ГАИ, и мы еще с его коллегами шутили, мол, за что слили мужика, может, он еще вернется на службу. Рапорт-то он написал по-собственному… Он был честный служака, алкоголем не увлекался и не любил, когда к нему обращались по шкурным вопросам: с тонировкой там или номерами… В министерстве его хорошо знали, он же и в ГИББД послужил. У него был сильный конфликт с Уразалиным (бывший начальник службы тыла Ихтияр Уразалин, осужден на 10 лет.– «Ъ-Приволжье»). Тот его убрать хотел, якобы по состоянию здоровья Ржевский к службе не годен. Так за него Александр Горовой (первый замминистра МВД России), приехав в Нижний, лично заступился на совещании: мол, оставьте в покое нормального мужика.

Видимо, Паша сильно переживал внутри свое увольнение на пенсию. В семье у него вроде все нормально было.

Какие-то, видимо, неприятные разговоры руководства с ним были после всей этой ситуации (ареста заместителя.– «Ъ-Приволжье»)»,— предположил один из приятелей Павла Ржевского.

В нижегородской полиции, которая по ведомственным установкам МВД требует от руководителей подразделений нести ответственность за проступки и преступления непосредственных подчиненных, о самом Павле Ржевском ничего плохого сказать не могут. По словам сотрудников, он был опытным организатором, службу знал и был «на своем месте».

Смотрите также:  Матч-реванш в Приморье

Каких-либо темных пятен на репутации погибшего офицера за долгие годы его службы собеседники не вспомнили. «Говорят, в последнее время на совещаниях с подчиненными Ржевский, обсуждая какие-то резонансные уголовные дела и задержания сотрудников МВД, не единожды говорил про них: “Лучше был он, как офицер, застрелился …”. Когда его при Шаеве из ГАИ выдавили, он года два в Ханкале служил, потом вернулся. А на Кавказе психика здорово меняется. Он очень трудно шел к своей должности. Его трамбовали, дважды вышвырнуть хотели по медкомиссии, он боролся, ездил в Москву за альтернативными заключениями. Но наружу он не выплескивал ничего, старался ровно держаться со всеми. Спеси в нем не было. С учетом возраста еще семь лет ему служить можно было. Но что у него в душе творилось, сейчас не поймешь…»– сказал полковник МВД в отставке Сергей Малинин.

Добавим, что на практике Следственный комитет в таких случаях обычно проводит предварительную проверку на предмет возможного доведения до самоубийства, опросив ближний круг погибшего: как он себя вел, на что жаловался. Следователи и эксперты СУ СК по региону начали проверку с обследованием места происшествия.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *