Проект «Роснано» по производству проволоки в Липецке начал банкротиться еще до запуска

Недостроенный завод с участием «Роснано» дошел до банкротных процедур.

Проект «Роснано» и петербургского ООО «Тервинго» по возведению в особой экономзоне «Липецк» завода по выпуску режущей проволоки стоимостью 5,2 млрд руб. дошел до процедур банкротства еще до окончания строительства. Арбитражный суд Липецкой области ввел наблюдение в отношении реализующего проект ООО «Каттинг эдж технолоджис»: компания была должна ВТБ 1 млрд руб. по кредитам для покупки оборудования. Пока учредители контролируют банкротство: право требования у банка приобрела близкая к «Тервинго» компания «Неразрушающий контроль», и в процедуру планирует войти «Роснано». Участники рынка считают, что проект еще возможно «разморозить», но только с увеличением участия в нем «Роснано» и перепрофилированием завода.

Процедура наблюдения в ООО «Каттинг эдж технолоджис» была введена по иску екатеринбургского ООО «Неразрушающий контроль». Эта компания является головной для ООО «АСК-Рентген», которое входит в структуру «Тервинго». В декабре 2011 и в мае 2012 годов ВТБ предоставил два аккредитива (на сумму до €28,5 млн и до €18,7 млн) ООО «АВТ». Именно эта компания изначально занималась строительством завода в ОЭЗ «Липецк». Аккредитивы сроком на пять лет предназначались для приобретения оборудования для предприятия. В середине 2015 года ООО «АВТ» вошло в состав ООО «Каттинг эдж технолоджис», а в декабре 2017-го ВТБ уступил права требования «Неразрушающему контролю». Сумма долга составляет €13,2 млн, или 929,2 млн руб. по курсу ЦБ на 12 марта (дата подачи иска).

Проект строительства завода по выпуску режущей проволоки сейчас приостановлен. Гендиректор ОЭЗ «Липецк» Иван Кошелев пояснил “Ъ”, что для объекта изначально было предоставлено два участка. «Но на одном из них строительство не велось, и мы добились его возврата. Осенью 2018 года на нем будет запущен завод Schlumberger. На втором участке велись строительные работы, — рассказал господин Кошелев. — Два года назад в ОЭЗ приезжал председатель правления “Роснано” Анатолий Чубайс и отмечал: “Ситуация с заводом тяжелая, но буду им заниматься”».

В «Роснано» вчера пояснили “Ъ”, что пока планируют «принять участие в формальных процедурах, связанных с формированием реестра задолженности компании». «После проведения ревизии задолженности компании и предварительной оценки активов будет принято решение о дальнейшем сценарии развития проекта», — добавили в «Роснано». В «Тервинго» пояснили «Ъ», что проект находится «в стадии заморозки», а дополнительная информация, в том числе о возможном перепрофилировании завода, «появится позже». Ранее возможность выпуска на заводе бортовой проволоки и металлокорда уже предполагалась компанией. Знакомый с проектом собеседник «Ъ» пояснил, что «Тервинго» вкладывалась в него не только финансами, но и «интеллектуальной собственностью», а на «Роснано» легло преимущественно финансирование: «Учредители не угадали с рынком. Рынок проволоки — расходника для резки кристаллов, в частности солнечных батарей, – быстро исчерпал себя». «Проект скорее жив, но для его дальнейшего оживления нужно перепрофилирование и, скорее всего, выкуп “Роснано” доли партнера. Такие решения пока не приняты», — резюмировал собеседник «Ъ».

Значительное влияние на реализацию проекта оказали санкции и изменение курсовой разницы. Кроме того, основным рынком сбыта проволоки для резки кристаллов кремния или сапфира является именно солнечная энергетика, и в начале реализации проекта в 2011 году на эту отрасль возлагали большие надежды: предполагалось, что доля солнечной энергетики может достигнуть 5% от выработки, констатирует директор экспертной группы Veta Дмитрий Жарский: «Но в климатических условиях РФ отрасль не смогла стать стабильным потребителем, а для отдельных объектов закупать продукцию оказалось проще за рубежом либо под заказ у предприятий более широкого профиля. А выходу на внешний рынок мешали санкции». «В случае перепрофилирования завода на выпуск металлокорда предприятие сможет получить стабильный рынок сбыта», — полагает господин Жарский. «Оборудование завода позволяет легко провести подобное перепрофилирование. Спрос на металлокорд велик: к примеру, предприятие Bekaert в ОЭЗ “Липецк” удваивает мощности по выпуску корда каждые два года», — подчеркнул один из участников профильного рынка.

Начало банкротства со стороны дружественных компаний однозначно свидетельствует о неудовлетворительном состоянии предприятия и говорит о желании собственника избежать реального банкротства, подчеркивает Дмитрий Жарский: «Банку-кредитору при таких явных признаках несостоятельности было бы выгоднее добиться полной ликвидации и вернуть хотя бы часть средств, а теперь сохраняется возможность восстановления финансового состояния предприятия».

kommersant.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *