Россия и Турция выбирают стальные квоты

Временные квоты на импорт стали в Евросоюз оказались на руку металлургам из России и Турции: по данным европейской отраслевой ассоциации Eurofer, поставки этих стран выросли за девять месяцев на 56–57%, до 4 млн тонн и 4,7 млн тонн соответственно. Российские сталевары говорят, что лишь «возвращаются на исторический уровень поставок», но, по сути, вместе с турками они выбирают общие квоты на ЕС. Eurofer просит ввести страновые квоты в ЕС, что может ограничить экспортный потенциал РФ.

Европейское стальное лобби Eurofer предлагает усилить защиту рынка ЕС на фоне роста импорта из третьих стран, сообщили Reuters и отраслевое агентство Kallanish. В частности, предлагается ввести квоты на поставки стальной продукции из каждой страны. С этого июля и до февраля 2019 года действуют общие временные квоты на ввоз стали в ЕС, рассчитанные из среднего объема импорта за 2015–2017 годы, их превышение чревато дополнительной пошлиной в 25%. Квоты установлены в рамках специального защитного расследования, ставшего ответом ЕС на введение импортных пошлин на сталь (25%) в США и в ожидании перетоков продукции на глобальном рынке, его итоги должны появиться в конце 2018-го — начале 2019 года. Объем стального импорта под расследованием в 2017 году — 29,3 млн тонн.

В материалах Eurofer от 25 октября подчеркивается, что спрос ЕС на сталь во втором квартале был закрыт импортом уже практически на 25%, тогда как в первом квартале — на 23,2%. По итогам 2018 года потребление ожидается на уровне 162 млн тонн. Ассоциация отмечает, что за девять месяцев поставки конечной стальной продукции в Европу из России и Турции выросли на 56% и 57%, в среднем страны ежемесячно поставляли 462 тыс. тонн и 726 тыс. тонн соответственно. Россия, в частности, нарастила поставки плоского проката на 65%, сортового — на 40%. Другой крупный экспортер — Южная Корея — нарастил ввоз всего на 11%, до 427 тыс. тонн в месяц.

Российские металлурги, традиционно экспортирующие продукцию в ЕС, резко снизили поставки в 2016–2017 годах после введения пятилетних антидемпинговых пошлин. Так, пошлины на плоский холоднокатаный прокат для них составляют до 36,1%, на горячекатаный прокат сильно варьируются: €17,6 за тонну для «Северстали», €53,3 за тонну для НЛМК и €96,5 за тонну для ММК. В 2017 году ввоз плоского горячекатаного проката из РФ в ЕС составил 895 тыс. тонн против 1,95 млн тонн в 2015 году, холоднокатаного — только 24 тыс. тонн против 872 тыс. тонн в 2015 году.

Как говорят источники “Ъ” в отрасли, основной рост объемов обеспечила «Северсталь»: за весь 2017 год она поставила в ЕС около 400 тыс. тонн горячекатаного проката, а за девять месяцев этого года — уже около 1 млн тонн. В материалах компании указывается, что ее стальные продажи в ЕС восстановились еще в четвертом квартале 2017 года (свыше 25% от всех продаж «Северстали», тогда как в первые три квартала — 12–14%). НЛМК, владеющая в ЕС прокатными мощностями NLMK Belgium Holdings совместно с бельгийской SOGEPA, в основном поставляет в Европу слябы (около 2 млн тонн в год), а поставки плоского проката составляют сейчас «всего десятки тысяч тонн», отмечают источники “Ъ”. ММК в 2017 году поставил в Европу всего 253 тыс. тонн проката против 755 тыс. тонн в 2016 году.

В «Северстали» отмечают, что рост поставок из РФ к 2017 году «не показателен, так как все сокращали их из-за опасности ретроспективных пошлин, которые могли быть введены в рамках расследования по импорту горячекатаного проката». «В 2018 году компания лишь возвращается на исторические уровни поставок в ЕС в рамках квот»,— говорят в «Северстали», напоминая, что на российский металл продолжают действовать пошлины. В НЛМК рассчитывают, что квоты позволят продолжать поставки в прежнем объеме. В ММК тему не комментируют, но источник “Ъ” на рынке говорит, что с момента введения «по сути, заградительных для Магнитки пошлин» компания переориентировала поставки на другие рынки.

Олег Петропавловский из БКС не удивлен ростом поставок из РФ: российские металлурги остаются самыми низкозатратными производителями в мире, к тому же в случае «Северстали» и НЛМК — и с хорошей логистикой для поставок. Возможное введение страновых квот, с одной стороны, снизит напряженность и уберет неизвестность относительно поставок конкурентов, говорит он, но, с другой стороны, ограничит возможности по наращиванию доли рынка в ЕС. Deutsche Bank отмечал, что на 9 октября общая квота по плоскому горячекатаному прокату была выбрана всего на 23%.

Анатолий Джумайло

КоммерсантЪ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *