Соавтора гимна Евросоюза, гениального дирижёра фон Караяна, настигло нацистское прошлое

Маэстро Герберта фон Караяна называли главным дирижёром Европы,и вполне логично, что именно он стал затем соавтором гимна Евросоюза. Теперь музыкальный символ современной Европы хотят поменять на новый. Почему? Оказывается,из-за нацистского прошлого Герберта фон Караяна. Инициатором полемики, развёрнутой в прямом эфире France Musique, оказался французский музыковед Эстебан Буш,автор книги о Девятой симфонии Людвига ван Бетховена – произведения, которое и стало, собственно, гимном единой Европы.

Герберт фон Караян, считающийся лучшим интерпретатором Девятой симфонии за всю историю её исполнения (как и всех симфоний Людвига ван Бетховена) и обладающий колоссальным, почти гипнотическим влиянием не только на музыкальные, но и политические элиты в послевоенной Европе, решил отредактировать одну из частей сочинения немецкого композитора. Маэстро замедлил темп и изменил оркестровку, став в начале 1970-х годов соавтором гимна ЕС.

Однако на фоне нынешнего роста популистских настроений в Евросоюзе, что наглядно показали завершившиеся недавно выборы в Европарламент, в очередной раз была запущена история о связях Герберта фон Караяна с фашистским режимом. Влиятельные персонажи из ЕС всерьёз обсуждают, достойно ли выглядят современные евроценности, если к их редактуре прикасалась рука нацизма.

Wunder Karayan

Триумф одного из величайших дирижёров минувшего века состоялся 21 октября 1938 года. По приглашению Берлинской государственной оперы 30-летний Герберт фон Караян дирижировал на родине Вагнера оперой «Тристан и Изольда». На музыканта обратили свой взор первые лица рейха, присутствовавшие на спектакле, – министр-президент Пруссии Герман Геринг, курировавший культуру Йозеф Геббельс и другие. Молодой и подающий надежды дирижёр своей фигурой мог сделать привлекательным образ рейха, и рецензия в газете под заголовком Wunder Karayan, по всей вероятности инспирированная Геббельсом, решила дело.

К тому времени Герберт фон Караян вступил в ряды НСДАП. Это произошло в австрийском Зальцбурге в 1933 году. 8 апреля Караян получил партийный билет за номером 1607525, после чего почти сразу уехал в Ульм. В марте 1935 года его приняли в члены национал-социалистической партии вторично. Уже в Аахене фон Караян получает другой билет – с номером 3430914.

Членство в национал-социалистической партии открывало для Караяна безграничные возможности. Летом 1934 года австриец (на самом деле этнический грек с фамилией Караянис) подал заявление в германскую Имперскую палату культуры, в третий раз подчеркнув свою лояльность к фашистскому режиму. Вскоре его артистическим агентом в Германии стал оберштурмфюрер СС Рудольф Веддер, находившийся на прямой связи с Гиммлером. Дальше карьера пошла как по маслу. В 1935 году фон Караян стал самым молодым генеральмузикдиректором (Generalmusikdirektor) Германии, выступал в качестве приглашённого дирижёра в Брюсселе, Стокгольме, Амстердаме и других городах.

В 1935 году на день рождения фюрера фон Караян дирижировал вагнеровским «Тангейзером». Караян очень старался, постепенно превратившись в один из символов фашистской Германии. Долгие 10 лет музыкант заканчивал любые письма неизменным «хайль Гитлер».

Настоящий вождь

В последние дни войны, предчувствуя неминуемую расплату, Герберт фон Караян эмигрировал в Италию. С началом процесса денацификации (очищения общества от нацистской идеологии и выявления её проводников) для него наступили тяжёлые времена: фактический запрет на профессию. Обвинения, предъявленные ему комиссией союзников по денацификации, были нешуточными: причастность к тайной полиции, доносительство. Однако за отсутствием документальных доказательств их затем сняли.

Спас Караяна Вальтер Легге – весьма влиятельная персона в музыкальном бизнесе. Его империя охватывала две крупнейшие студии звукозаписи – His Master Voice и Columbia, а также целый ряд оркестров и музыкальных обществ. Легге в 1946 году выхлопотал для Караяна разрешение сотрудничать со звукозаписывающей фирмой EMI – дочерним предприятием Columbia. Начиная с 1949 года Караяна постоянно приглашают в La Scala для постановки немецких опер. В том же 1949 году венское Общество друзей музыки предлагает Караяну должность пожизненного директора и главного дирижёра Венского филармонического оркестра. Такого ещё не было в полуторавековой истории сего весьма почтенного музыкального учреждения!

Дальше – больше. 1954 год, La Scala: Герберт фон Караян осуществляет постановку «Лючии ди Ламмермур». В главной роли – Мария Каллас. По окончании спектакля божественная Каллас целует ему руку! И чуть ли не сразу Караяна назначают на пост художественного руководителя Венской оперы с неограниченными правами и полномочиями.

Он был настоящий вождь, по-немецки – фюрер. Нет ничего удивительного, что музыканты, боявшиеся авторитарного Караяна, шёпотом сравнивали его с Гитлером. У них и в самом деле было немало общего: целеустремлённость и сосредоточенность, соблюдение дистанции по отношению к простым смертным, аскетизм в общении с женщинами. Входя в здание Берлинской филармонии, Караян требовал, чтобы служащие выстраивались на лестнице по одному на ступеньке, а он, поднимаясь, каждому подписывал документы.

Со временем Караян стал самым записывающимся дирижёром за всю историю. На его счету 900 альбомов, включая пять комплектов симфоний Бетховена в форматах моно, стерео, видео, супервидео и «цифра». Умер маэстро в 1989 году на 81-м году жизни, оставив на счету более 300 млн долларов.

Обеление имиджа

После войны Караян утверждал, что стал наци якобы не по своей воле. Обеляя себя, Караян избрал особую тактику: у него была исключительная способность к мифотворчеству. Так, был запущен миф, что фон Караян якобы не приглянулся Гитлеру. Дескать, фюрер, обожавший Вагнера, знал все оперы этого композитора наизусть, а Караян как-то допустил ошибку. Однако есть факт вступления Караяна в ряды нацистской партии, причём вступления добровольного. К тому же нельзя говорить, что Караян не знал, с кем связывается. Уже позади был 1934 год с массовым изгнанием расово и идейно чуждых музыкантов, уничтожением книг и нот, погромом в Берлинской опере, поводом для которого послужила готовящаяся постановка оперы Пауля Хиндемита «Художник Матис». Караян говорил своему другу, сообщая о назначении на должность генеральмузикдиректора: «Чтобы занять этот пост, я пошёл бы на любое преступление». Что ж, так и случилось – пошёл и занял. Недаром Томас Манн презрительно называл Караяна лакеем.

В 1942 году он развёлся с первой женой, артисткой оперетты, и женился на Аните Гютерманн, дочери промышленника. Анита оказалась на четверть еврейкой, вследствие чего на Караяна завели дело. Впрочем, для Аниты удалось добыть статус «почётная арийка» (был в Германии и такой). В 1944 году у него возникли большие неприятности из-за исполнения концерта для оркестра Готфрида фон Айнема (впоследствии крупного австрийского композитора), которого уже несколько раз допрашивали в гестапо по подозрению в сотрудничестве с антифашистами.

Все эти факты, усиленно распространяемые семьёй Караяна, конечно же, призваны обелить имидж дирижёра. Но нацистское прошлое тем не менее постоянно напоминает о себе. Многие еврейские музыканты вроде Ицхака Перлмана попросту отказывались выступать с ним в одном концерте, а Израиль никогда не пускал его к себе. И вот почившему в бозе маэстро Герберту фон Караяну вновь припомнили его коллаборационистское прошлое в годы войны и посчитали этот факт недопустимым как для автора главной мелодии современной объединённой Европы.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *