«ВЗДС»: Борис Мальцев рассказал, как воровали на 17 объектах ФСО и Минкульта

Бизнесмены и похищали бюджетные средства на стройку и реставрацию объектов госохраны по меньшей мере с 2007 года, рассказал следствию бывший заместитель директора компании «Климат проф» Борис Мальцев. Подлинность протоколов четырех его допросов подтвердил источник, знакомый с ходом расследования уголовного дела о хищении 1,5 млрд рублей в ходе строительных работ в президентской резиденции «Ново-Огарево».

Хищения имели место по меньшей мере на 17 объектах, утверждает Мальцев; заказчиками работ при этом в основном выступали Федеральная служба охраны (ФСО) и Министерство культуры. Среди названных Мальцевым объектов — Грановитая палата Кремля, Большой Кремлевский дворец, Константиновский дворец (Дворец конгрессов) в Стрельне, резиденция «Бочаров Ручей», Московская консерватория им. П.И. Чайковского, театр «Современник» и другие. Хищения происходили путем завышения цен за работы и материалы; для субподрядчиков условием работы был откат в размере до 50% от суммы контракта, утверждает Мальцев.

Борису Мальцеву предъявлено обвинение в растрате в рамках дела ФГУП «Атэкс», подведомственного ФСО. Следственный комитет считает, что руководитель «Атэкса» Андрей Каминов, офицеры ФСО Игорь Васильев и Дмитрий Улитин создали преступное сообщество и в 2014–2015 годах похитили 1,5 млрд рублей на строительстве Дома приемов в резиденции «Ново-Огарево».

Большинство обвиняемых признали вину и заключили досудебное соглашение со следствием.

Годом создания преступного сообщества следствие считает 2011-й, следует из имеющихся у РБК материалов дела. В деле есть эпизоды, связанные с еще тремя объектами — это комплекс госдач «Воробьевы горы», резиденция «Горки-9» (где сейчас проживает глава правительства) и принадлежащий ФСО комплекс Средних торговых рядов по адресу: Красная площадь, 5, рассказывал ранее РБК источник, знакомый с ходом расследования. Сейчас эпизод по хищениям в «Ново-Огарево» выделен из «большого» дела, следственные действия по нему завершены, фигурантам дела предъявлено обвинение в окончательной редакции. Остальные эпизоды расследуются.

Резиденции и театры

Борис Мальцев был допрошен в качестве свидетеля четыре раза с 8 по 14 декабря 2016 года — за три месяца до первых задержаний по «делу «Ново-Огарево». В 2007 году, когда он работал в компании «Климат проф», топ-менеджер Дмитрий Торчинский предложил руководителю «Климат проф» Сергею Перевалову оснастить инженерными системами пресс-центр Константиновского дворца — памятника архитектуры XVIII века в Стрельне, где годом ранее прошел саммит G8. Объект подчиняется Управлению делами президента.

Они договорились об откате в пользу Торчинского 20% от цены договора, утверждает Мальцев. Работы были выполнены, по его словам, быстро и качественно, поэтому «Климат проф» привлекли к работам и на других объектах при условии отката в 25–30%. «Для удобства откат был назван Торчинским ВЗДС (возврат денежных средств)», — показал Мальцев.

По такой же схеме «Климат проф» в 2008 году оснастил инженерными системами резиденцию главы государства «Бочаров Ручей» — при стоимости договора в 55–60 млн рублей порядка 30% составил ВЗДС, утверждает свидетель. После этого «отношения окончательно сложились» и компании освоили еще около двух десятков контрактов, связанных с работами на объектах первых лиц государства и учреждений культуры.

Как расхищались средства

«Климат проф» занимался установкой систем вентиляции, кондиционирования и отопления. Чтобы заложить в смету откат, компания кратно завышала цены на закупаемое оборудование, накрутка составляла от 200–300 до 1000%, рассказал Мальцев. Чтобы указать в отчетности завышенные цены, сотрудники «Климат проф», с его слов, изготовляли подложные прайс-листы и счета-фактуры.

«А также в случае необходимости создавались ценовые сговоры с другими дилерами импортного оборудования», — добавил свидетель. Например, по его словам, представители заводов Carrier, Mitsubishi Electric и других по договоренности с «Климат проф» могли в рамках тендера согласованно направить в компанию завышенные коммерческие предложения.

Также «Климат проф» в счет отката оборудовал системой кондиционирования собственную квартиру заместителя гендиректора «Атэкса» Станислава Кюнера в доме на углу Мичуринского и Ломоносовского проспектов, утверждает свидетель.

По отдельным объектам откат составлял до половины цены контракта. Например, за работы по адресу: Красная площадь, д. 5, «Климат проф» заплатил ВЗДС 342,9 млн рублей при стоимости контракта 757 млн рублей (реально оборудование обошлось в 414,5 млн рублей). В договоре на стройку на «Воробьевых горах» была указана сумма 950 млн рублей, из которой 360 млн приходилось на откат.

В другом случае от компании требовалось помочь с реконструкцией чердака гостевого дома в «Горках-9» в жилое помещение; стоимость контракта не превышала 6,5–7 млн рублей, но и с нее получено в качестве ВЗДС около 1 млн рублей.

Из свидетелей в обвиняемые

Из протоколов допроса Мальцева следует, что в декабре 2016-го он сам пришел в СКР, осознав, что является участником «схемы хищения и вывода бюджетных средств, выделяемых в том числе на строительство правительственных объектов».

На тот момент Дмитрий Сергеев уже был арестован — вменялось хищение на объектах Минкультуры. «Я понял, что никакого покровительства со стороны высокопоставленных лиц государства, скорее всего, у них не имеется, и самостоятельно обратился в правоохранительные органы», — пояснил Мальцев.

20 июля этого года самому Мальцеву предъявили в рамках дела обвинение в растрате (ст. 160 УК РФ), сообщил он. Тяжкого обвинения в участии в преступном сообществе (ст. 210 УК РФ) Мальцев избежал. Суть своих показаний двухлетней давности он в четверг прокомментировать не смог, попросив перезвонить в другой день.

Показания Мальцева расходятся с версией следствия, согласно которой преступное сообщество, созданное для хищений, создал и возглавил в 2011 году директор «Атэкса» Андрей Каминов, отметил в беседе адвокат Каминова Олег Клименко. Следствие по большей части проигнорировало показания Мальцева и проверило лишь те из них, которые позволили привлечь к ответственности нужных лиц, убежден Клименко.

Адвокат Кюнера Андрей Гривцов отказался от комментариев, сославшись на подписку о неразглашении и гриф секретности на отдельных томах дела.

Адвокат Торчинского Александр Вершинин в четверг не ответил на звонки.

Маргарита Алехина


Роспрес

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *